Site Loader

Содержание

Короткие и длинные волны. Радиосвязь.

Джеймс Максвелл, выдающийся английский ученый 19 столетия, блестящий математик и физик, публикуя свои труды об электричестве и магнетизме, едва ли подозревал, к каким изумительным последствиям они приведут.

На основании чисто математических выкладок и теоретических построений Максвелл утверждал, что в природе существуют электромагнитные волны, необычайно разнообразные по своим свойствам, и что ощущение света и всего богатства красок создается лишь небольшой частью этих волн.

Все это опрокидывало старые научные представления и открывало новую эру в учении об электричестве.

Ученый мир отнесся к электромагнитной теории Максвелла с большим недоверием. Это недоверие было столь велико, что когда американский профессор Томсон, исследуя в 1875 году искровые электрические разряды, случайно обнаружил проявление электромагнитных волн, он не придал этому факту никакого значения и вскоре забыл о нем. Однако Томсон обнаружил следующее: когда между двумя металлическими проводниками происходил электрический разряд в виде искры, то на расстоянии нескольких метров от этого разряда между острием графитового карандаша и находившимся рядом металлическим предметом также проскакивала маленькая искра.

Об этом явлении Томсон вспомнил двенадцать лет спустя, когда электромагнитные волны были открыты другим исследователем. Нашелся горячий сторонник теории Максвелла, который задался целью доказать опытным путем ее справедливость. Это был тридцатилетний мюнхенский профессор Генрих Герц. В течение трех лет он упорно занимался опытами по получению электромагнитных волн, пока его работа не увенчалась успехом.

Один из опытов Герца заключался в следующем: при помощи гальванической батареи и катушки Румкорфа производились искровые разряды между двумя небольшими металлическими шарами, насаженными на концы двух стержней; под влиянием этих разрядов искры проскакивали также и в месте разрыва проволочного прямоугольника (резонатора), помещенного на расстоянии нескольких метров от разрядника (вибратора). Какие-то невидимые волны, порождаемые вибратором, доходили без проводов до резонатора и вызывали искровой разряд в месте его разрыва. Это и были электромагнитные волны. Герцу удалось определить их длину и скорость.

Так Генрих Герц подкрепил практикой гениальную теорию Максвелла.

Когда правильность теории Максвелла была доказана и всякие сомнения рассеялись, ученые стали усиленно исследовать вновь открытые электромагнитные волны.

В 1892 году английский физик Крукс высказал мысль, что электромагнитные волны могут найти применение для связи без проводов. Эту же идею выдвинул в 1895 году русский физик Александр Степанович Попов, преподаватель минного класса в Кронштадте, единственного в то время электротехнического учебного заведения в России. Демонстрируя на заседании Русского физико-химического общества изобретенный им прибор для обнаружения электромагнитных волн, создаваемых вибратором Герца, Попов заявил, что этот прибор «при дальнейшем усовершенствовании может быть применен к передаче сигналов на расстояние при помощи быстрых электрических колебаний». И действительно, спустя год, 24 марта 1896 года, Попов первый в мире осуществил с помощью электромагнитных волн передачу сигналов без проводов на расстояние в 200 метров. Текст первой в мире радиограммы, переданной знаками Морзе, состоял всего из двух слов: «Генрих Герц».

Так было положено начало электрической связи без проводов — радиосвязи, величайшему открытию конца прошлого столетия.

С тех пор радиотехника прошла огромный путь усовершенствования и развития. Сейчас нет на нашей планете ни одной точки, где нельзя было бы обнаружить электромагнитные волны, посылаемые в пространство десятками тысяч радиостанций.

Что же представляют собой радиоволны, каковы их свойства, как распространяются они в атмосфере? И прежде всего, что такое волна? длина волны?

Волнообразное движение весьма распространено в природе. Например, волнообразно распространяется звук, порождаемый механическими колебаниями какого-либо тела. Если бы звуковые волны были видимы, то можно было бы наблюдать как бы непрерывно чередующиеся сгущенные и разреженные слои воздуха. Одно сгущение и одно разрежение представляют длину звуковой волны. А радиоволна состоит из одного сгущения и одного разрежения электромагнитного поля. Сгущение — положительная часть волны — нарастает от нуля до какого-то максимального значения, после чего снова падает до нуля. Разрежение— отрицательная часть волны — также нарастает до какого-то наибольшего значения, но в обратную, отрицательную сторону, а затем доходит до нуля.

Таким образом, радиоволны представляют непрерывно изменяющийся поток электромагнитной энергии, излучаемый антенной передающей станции. Эти волны идут от антенны не по одной линии, а разбегаются сплошными пучками во все стороны, по всем направлениям. Они не направлены лишь вверх и вниз по антенне.

Радиоволны распространяются со скоростью 300 тысяч километров в секунду. Это самая высокая скорость, которая вообще существует в природе. Если бы передатчик радиостанции производил одно колебание в секунду, то длина волны равнялась бы 300 тысяч километров. Частота колебаний,  обычно применяемых на радиостанциях, находится в пределах от 60 тысяч килогерц до 10 килогерц (1 килогерц = 1000 колебаний в секунду). Чем больше частота, тем меньше длина волны. А свойства радиоволн, поведение их в эфире во многом зависят от длины этих волн.

Радиоволны в зависимости от их длины делятся на несколько групп, или диапазонов. Наиболее известны волны длинные, средние и короткие.

В первые двадцать лет развития радиотехники для дальней связи применялись волны длиной свыше 3 тысяч метров, т. е. длинные волны. Считалось твердо установленным, что волны короче 200 метров (короткие) для связи на далекие расстояния непригодны. Этот диапазон волн был предоставлен в распоряжение радиолюбителей.

В странах Европы и Америки широко развернулось строительство сверхмощных радиостанций для связи через океан. Чем большее расстояние нужно было перекрыть радиоволнам, тем большей мощности строили станцию. В самый разгар строительства мощных радиостанций поползли слухи, что радиолюбители-коротковолновики улавливают коротковолновую радиопередачу из-за океана. Слухи эти казались явно фантастическими: ведь передатчики любителей имели мощность всего в несколько ватт, мощность, достаточную разве только для накаливания одной осветительной лампочки.

Однако 27 ноября 1923 года французский радиолюбитель Леон Делон, работая на передатчике мощностью в несколько десятков ватт, установил двустороннюю связь с радиолюбителями Америки.

Это событие, опровергавшее, казалось, твердо установленные законы действия радиоволн, вызвало переполох среди ученых. Начались новые исследования, новые опыты, в результате которых коротковолновые радиостанции для дальней связи прочно завоевали свое место. И в конце 1930-х годов уже все дальние радиолинии работали на коротких волнах.

Но каким же путям распространяются радиоволны в  эфире?

Если взять, например, звуковые волны, то скорость и направление их зависят от температуры воздуха, плотности и влажности его, скорости и направления ветра, т. е. от погоды.

Природа электромагнитных волн иная, чем звуковых. Скорость радиоволн постоянна; направления же, по которым они распространяются, зависят от состояния «электрической погоды» в эфире. Что это значит?

Мы живем на дне воздушного океана,  который тянется ввысь на сотни километров. В нем происходят разнообразные электрические явления.

В обычном состоянии атмосферный воздух не проводит электричества. Под воздействием же катодных, ультрафиолетовых или других лучей газы, из которых состоит воздух, начинают проводить электричество, особенно если эти газы разрежены.

В солнечном свете очень много ультрафиолетовых лучей и электронных потоков. Под их воздействием молекулы воздуха ионизируются, т. е. или теряют один из своих электронов и заряжаются положительно, или же приобретают электронов сверх нормы и в этом случае заряжаются отрицательно. Кроме того, в воздухе появляются свободные электроны. Чем сильнее ионизирован воздушный слой, тем лучше проводит он электричество.

У земной поверхности ионизация воздуха незначительна. С высотой она усиливается и на расстоянии 100 километров от земли достигает некоторого максимального значения. Выше этого слоя ионизация идет на убыль, затем снова начинает возрастать, и на высоте примерно 250 километров ионизация воздуха снова достигает максимальной величины. Эти два слоя сильно ионизированного воздуха известны в науке как слои Кеннеди — Хевисайда, по имени ученых, впервые высказавших предположение об их существовании.

Однако степень ионизации различных слоев воздушной атмосферы не есть нечто постоянное и неизменное. Так как ионизация воздуха зависит от солнечного освещения, то естественно, что в течение суток происходят известные колебания в электрическом состоянии атмосферы, т. е. меняется «электрическая погода». Ночью, например, когда происходит усиленное обратное восстановление нейтральных атомов и молекул, степень ионизации падает, и ионизированные слои воздуха поднимаются выше. Наоборот, днем, особенно летом, они опускаются.

Таким образом, радиоволны совершают свое молниеносное продвижение в слоях воздуха различной степени ионизации. И это в значительной мере определяет их путь.

От антенны радиоволны направляются частично вдоль земной поверхности, частично вверх, в пространство. Если бы электрическое состояние атмосферы было однородно, то радиоволны распространялись бы прямолинейно и поэтому уходили бы в межпланетное пространство. Но, как мы видели, атмосфера в электрическом отношении неоднородна. И радиоволны, уходящие в пространство, встречают на своем пути различные ионизированные слои воздуха. При переходе из одного слоя в другой радиоволны, преломляясь, отклоняются от своего прямолинейного пути и возвращаются на землю, так же как, например, преломляются световые волны при переходе из одной среды в другую.

Радиосвязь на длинных волнах отличается сравнительно большим постоянством. Эти радиоволны не проникают в верхние слои атмосферы, а распространяются главным образом вдоль земной поверхности, следуя за ее кривизной. Их путь проводит между землей и нижним слоем Кеннеди — Хевисайда. Пробегая над поверхностью земли, длинные радиоволны теряют часть своей энергии в почве. Поэтому, чем больше расстояние, которое они должны перекрыть, тем большей мощности должна быть радиостанция. Над морем радиоволны распространяются дальше, чем над сушей, так как здесь потери энергии меньше.

Прием длинных волн протекает почти без резких ослаблений, искажений или перерывов.

Несколько иначе ведут себя в пути средние волны (длиной от 3 тысяч до 200 метров), которые применяются особенно широко в радиовещании. От антенны некоторая часть этих волн излучается в пространство под тем или иным углом к земной поверхности, а часть распространяется над поверхностью земли, и радиоантенна улавливает не только поверхностные, но и пространственные волны. При сложении двух волн, прошедших разные расстояния, может произойти либо усиление их общего действия, либо ослабление его. Первое происходит в том случае, когда положительная часть одной волны совпадает с положительной частью другой волны, а следовательно, совпадают и их отрицательные части. Если же, например, положительная часть пространственной волны совпадает целиком с отрицательной частью поверхностной волны, то они взаимно уничтожаются, и радиоприем вообще пропадает.

Ослабление слышимости, т. е. замирание ее, наблюдается обычно вдали от передающих станций, где поверхностная волна вследствие потери энергии в пути уже слаба. Пространственная же волна благодаря тому, что ее путь лежит в верхних ионизированных слоях атмосферы, теряет мало энергии, хотя она и проходит гораздо большее расстояние, чем поверхностная волна.

Замирание приема может продолжаться несколько минут. Затем слышимость снова появляется и возрастает до нормальной величины. Невдалеке от передающих станций замирания приема не наблюдается; здесь прием протекает устойчиво и ровно, изменяясь постепенно лишь в течение суток: днем прием слабее, ночью сильнее.

Для устранения мешающих радиоприему замираний, вызванных совпадением поверхностных и пространственных волн, антенны радиовещательных станций стали строить в последнее время таким образом, чтобы по возможности устранить излучение пространственных волн.

Наиболее сильно электрическое состояние атмосферы сказывается на распространении коротких волн (длиною от 50 до 10 метров). Этот диапазон волн богат самыми разнообразными и удивительными явлениями; многие из них до сих пор полностью еще не изучены.

Чем короче поверхностная волна, тем больше энергии теряет она в почве, поэтому короткие волны, распространяющиеся над поверхностью земли, можно улавливать на расстоянии только нескольких десятков километров от передатчика.

Зато беспредельно далеко распространяются пространственные короткие волны, так как, проходя в верхних, ионизированных слоях воздуха, они теряют мало энергии. По этой причине почти всю энергию, излучаемую коротковолновой радиостанцией, стремятся направить вверх, в пространство. В этом заключается огромное преимущество коротких волн перед длинными, благодаря которому можно строить для дальней радиосвязи станции небольшой мощности.

Другим крупным преимуществом коротких волн является то, что их можно посылать только в одном определенном направлении. Это очень важно для радиотелеграфных линий. В зависимости от угла направления вверх и размеров коротких волн они возвращаются на землю ближе или дальше от передающей станции. Но высота и электрическое состояние ионизированных слоев непрерывно изменяются; тем самым непрерывно меняются и условия распространения пространственных коротких волн. Поэтому в одно время суток они возвращаются на землю в одном месте, в другое время суток — в другом месте. Для поддержания круглосуточной коротковолновой связи между двумя пунктами приходится применять ночью волны одной длины, днем — другой (обычно вдвое короче, чем ночью). На очень длинных радиолиниях пользуются в течение суток даже пятью волнами разной длины, что, конечно, усложняет работу станции.

Недостатком коротковолновой передачи являются частые замирания. Слышимость резко колеблется, иногда совсем пропадает. Любопытно, что в двух или трех точках приема, расположенных друг от друга на расстоянии всего 200—300 метров, замирание передачи наблюдается не в одно и то же время. На крупных приемных радиостанциях ставят в разных точках две или три антенны и присоединяют их к одному приемнику, что значительно улучшает прием.

Другое интересное явление, связанное с распространением коротких волн, заключается в существовании так называемых зон молчания, т. е. таких мест, где коротковолновая передача не принимается вовсе. Они начинаются сравнительно недалеко от передающей станции. Ширина их колеблется от сотен до нескольких тысяч километров, в зависимости от времени суток и длины волны. За пределами этой зоны прием получается громкий и сравнительно регулярный. Наличие зон молчания объясняется тем, что поверхностные волны до них не доходят, а волны пространственные возвращаются на землю за пределами их.

Принимая коротковолновую передачу, можно иной раз наблюдать и такое любопытное явление, как радиоэхо, т. е. многократное повторение одного и того же сигнала. Получается это потому, что короткие волны доходят до приемника разными путями, длины которых значительно отличаются друг от друга. Если интервал между приемом двух одинаковых сигналов составляет 0,001 секунды, это значит, что вторая волна прошла на 300 километров больше первой. Но бывают случаи, когда сигналы запаздывают примерно на 0,1 секунды. Эти сигналы совершили кругосветное путешествие, проделав путь на 25— 30 тысяч километров больше, чем волна основного сигнала.

Особый интерес представляет так называемое дальнее эхо, при котором запоздание повторного сигнала доходит до нескольких секунд. Такие волны прошли путь в сотни тысяч километров. Происхождение дальнего эха пока еще не установлено; можно лишь предположить, что, проникнув сквозь земную атмосферу в межпланетное пространство, радиоволны встретили там какие-то ионизированные слои и от них отразились обратно к земле.

Радиолюбителям широко известны перерывы в коротковолновой связи, повторяющиеся периодически, примерно через 27 суток, когда внезапно прекращается прием всех коротковолновых станций. Такие перерывы продолжаются от нескольких минут до одного часа. Это явление получило название эффекта Делинджера. Оно происходит в периоды образования солнечных пятен и наблюдается в тех случаях, когда короткие волны распространяются по путям, освещенным солнцем. Эффект Делинджера объясняется проникновением в земную атмосферу неизвестного ионизатора.

Ослабляется и совсем пропадает коротковолновой прием при магнитных бурях и сильных северных сияниях. Эти нарушения связи длятся иногда несколько дней. Они сказываются главным образом на волнах, пересекающих арктические области. Когда, например, вследствие магнитной бури прекратилась радиосвязь между Нью-Йорком и Лондоном, которая проходила через северные районы, эту связь пришлось установить через Буэнос-Айрес (Аргентина). Вместо обычного расстояния в 4800 километров радиоволны перекрывали 8 тысяч километров от Нью-Йорка до Буэнос-Айреса и 11 300 километров дальше — до Лондона, т. е. всего почти 20 тыс. километров. И, несмотря на это, обходная связь работала хорошо.

Таковы удивительные свойства коротких волн.

Поделиться ссылкой:

Россия простилась с эпохой длинноволнового вещания — ИноТВ

  • Глава МИД Франции высказался об отношениях с США

    Глава французского МИД Жан-Ив Ле Дриан в эфире France 2 высказался об отношениях с США.

  • Терюшков призвал тренеров сборной России обратить внимание на Глушакова

    Министр физической культуры и спорта Московской области Роман Терюшков высказал своё мнение об игре полузащитника подмосковных «Химок» Дениса Глушакова.

  • Талалаев назвал игру с «Краснодаром» худшей в сезоне для «Ахмата»

    Главный тренер грозненского «Ахмата» Андрей Талалаев поделился впечатлениями от игры команды в матче восьмого тура Российской премьер-лиги (РПЛ) с «Краснодаром» (0:2).

  • Путин приветствовал организаторов и участников всероссийского дня бега «Кросс нации»

    Российский лидер Владимир Путин направил приветствие организаторам и участникам всероссийского дня бега «Кросс нации». Оно опубликовано на сайте Кремля.

  • Гончаренко: мы сыграли самоотверженно в матче с «Ахматом»

    Главный тренер «Краснодара» Виктор Гончаренко высказался о результате матча восьмого тура Российской премьер-лиги (РПЛ) против «Ахмата» (2:0).

  • Явка в Архангельской области за два дня голосования составила 24,6%

    Явка избирателей за два дня голосования на выборах в Архангельской области составила 24,6%.

  • «СЭ»: Кёйперс и Риццоли не возглавят судейский корпус РФС

    Российский футбольный союз (РФС) в скором времени назовёт нового главу судейского корпуса.

  • В Москве назвали число изменивших своё решение на онлайн-голосовании

    В Москве по состоянию на 17:00 порядка 95 тыс. участников онлайн-голосования в рамках выборов депутатов Госдумы воспользовались функцией изменения поданного голоса.

  • ЦСКА и «Зенит» сыграют в финале Суперкубка Единой лиги ВТБ

    Баскетболисты московского ЦСКА и петербургского «Зенита» сыграют за Суперкубок Единой лиги ВТБ.

  • Явка по итогам двух дней голосования в Чечне составила 73,49%

    Явка по итогам двух дней голосования в Чеченской Республике составила 73,49%. Об этом информирует ТАСС со ссылкой на региональный избирком.

  • Сёмин назвал причину поражения от «Крыльев Советов»

    Главный тренер «Ростова» Юрий Сёмин высказался о поражении своей команды от «Крыльев Советов» (2:4) в матче восьмого тура Российской премьер-лиги (РПЛ).

  • Явка на выборы в Госдуму составила 31,51% по состоянию на 20:00 мск

    Общая явка на выборы в Госдуму в России составила 31,51% по состоянию на 20:00 мск 18 сентября.

  • Климатолог Терешонок рассказал, какая погода ожидается в России зимой

    Начальник отдела метеорологии и климата ФГБУ «Центральное УГМС» Николай Терешонок в беседе с URA.RU заявил, что зима в России будет холодной из-за влияния антициклонов.

  • Миранчук выйдет в стартовом составе «Аталанты» на матч с «Салернитаной»

    Российский полузащитник «Аталанты» Алексей Миранчук начнёт матч четвёртого тура итальянской Серии А с «Салернитаной» с первых минут.

  • Российский фестиваль «Кинотавр» открылся в Сочи

    Российский фестиваль «Кинотавр» открылся в Сочи. Об этом информирует ТАСС.

  • Губерниев ожидает, что сборная России попадёт в финал ЧМ по мини-футболу

    Известный журналист и комментатор Дмитрий Губерниев высказался о выходе сборной России в плей-офф чемпионата мира по мини-футболу.

  • Латвия внесла Украину в список стран с «серьёзным риском» из-за COVID-19

    Власти Латвии внесли Украину в список стран, в которых для населения есть «серьёзный риск для здоровья» из-за ситуации с коронавирусной инфекцией COVID-19.

  • Дубль Джеко помог «Интеру» разгромить «Болонью» в матче Серии А

    В матче четвёртого тура итальянской Серии А миланский «Интер» одержал крупную победу над «Болоньей».

  • «Краснодар» обыграл «Ахмат» в восьмом туре РПЛ

    В матче восьмого тура Российской премьер-лиги (РПЛ) «Краснодар» на выезде одержал победу над «Ахматом».

  • Каминский рассказал, по каким критериям будет производиться отбор биатлонистов на ОИ-2022

    Старший тренер сборной России по биатлону Юрий Каминский рассказал, как будет проходить отбор спортсменов на Олимпийские игры в Пекине.

  • Явка на выборы в Свердловской области на 20:00 18 сентября составила 32,34%

    Явка на выборы в Свердловской области по состоянию на 20:00 (18:00 мск) 18 сентября составила 32,34%.

  • Тренер сборной России по биатлону объяснил, за какие качества ценит Бабикова

    Старший тренер сборной России по биатлону Юрий Каминский назвал качества, которые ценит в своём подопечном Антоне Бабикове.

  • Газизов высказался об игре форварда «Уфы» Агаларова

    Генеральный директор футбольного клуба «Уфа» Шамиль Газизов прокомментировал игру нападающего команды Гамида Агаларова и возможный интерес к игроку со стороны других клубов.

  • Российским пенсионерам рассказали о допвыплатах в октябре

    Эксперты рассказали, на какие дополнительные выплаты российские пенсионеры могут рассчитывать в октябре. Об этом пишет «Московский комсомолец».

  • Хоккеист Хара в возрасте 44 лет подписал контракт с «Айлендерс»

    Словацкий защитник Здено Хара, находившийся в статусе неограниченно свободного агента, подписал однолетний контракт с клубом Национальной хоккейной лиги (НХЛ) «Нью-Йорк Айлендерс».

  • Один человек погиб во Франции в результате драки 150 байкеров

    Один человек погиб и ещё двое получили ножевые ранения в результате драки с участием 150 байкеров в городе Тарб на юго-западе Франции.

  • «Атлетико» в меньшинстве сыграл вничью с «Атлетиком» в матче Примеры

    Мадридский «Атлетико» и «Атлетик» из Бильбао не смогли выявить победителя в матче пятого тура испанской футбольной Примеры.

  • Россия обыграла Гватемалу и вышла в плей-офф ЧМ по мини-футболу с первого места

    Сборная России по мини-футболу одержала победу над командой Гватемалы в матче последнего тура группового этапа чемпионата мира.

  • Мишустин приветствовал участников и гостей кинофестиваля «Кинотавр»

    Российский премьер Михаил Мишустин направил приветствие участникам и гостям XXXII Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр». Оно опубликовано на сайте правительства.

  • Американец Джонсон отказался от боя за титул Bellator с Немковым

    Американский боец смешанного стиля Энтони Джонсон отказался от поединка с чемпионом Bellator в полутяжёлом весе россиянином Вадимом Немковым из-за плохого самочувствия.

  • США испытали баллистическую ракету Trident II

    Соединённые Штаты успешно испытали в Атлантическом океане баллистическую ракету Trident II.

  • Кириленко рассказал, когда назначат нового тренера сборной России по баскетболу

    Президент Российской федерации баскетбола Андрей Кириленко заявил, что организация определится с новым главным тренером сборной в течение месяца.

  • Хакер-активист высказался о своей попытке помочь девочке с помощью кибератаки на больницу в США

    Эксперт по компьютерной безопасности и активист Марти Готтесфельд в беседе с RT высказался о своей попытке с помощью кибератаки помочь девочке-инвалиду Джастин Пеллетье, которая насильно удерживалась в Бостонской детской больнице и подвергалась жестокому обращению со стороны медперсонала.

  • Мостовой не считает, что Витории грозит отставка из «Спартака»

    Бывший полузащитник московского футбольного клуба «Спартак» и сборной России Александр Мостовой поделился мнением о перспективах португальца Руя Витории, главного тренера красно-белых.

  • Захарова объяснила, почему закон об иноагентах в России не отменят

    Официальный представитель МИД России Мария Захарова в своей статье на блог-платформе Telegraph объяснила, что закон об иноагентах в России не отменят, так как он в том числе позволяет противостоять давлению стран Запада на российские СМИ.

  • В Молдавии за сутки выявили 1031 случай коронавируса

    В Молдавии за сутки выявили 1031 новый случай коронавирусной инфекции, общее число заболевших — 281 216.

  • «Формула-1» рассматривает возможность возвращения этапов в Корее и Африке

    Руководитель «Формулы-1» Стефано Доменикали поделился планами по поводу дальнейшего развития гоночной серии.

  • В ХМАО приостановили поиски упавшего гидросамолёта

    В пресс-службе МЧС России заявили о решении приостановить поиски упавшего в болото гидросамолёта в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО). Их планируется возобновить утром 19 сентября.

  • Источник рассказал, почему Авен не приобрёл «Спартак» у Федуна

    Бизнесмен и болельщик «Спартака» Пётр Авен несколько лет назад хотел приобрести московский клуб, но не сумел договориться с владельцем красно-белых Леонидом Федуном.

  • Пиняев отметился первым результативным действием в РПЛ

    Полузащитник самарских «Крыльев Советов» Сергей Пиняев отметился первым результативным действием в Российской премьер-лиге (РПЛ).

  • Депутат ЕП пригрозил «Северному потоку — 2» «превращением в руину»

    Райнхард Бютикофер, депутат Европейского парламента, представляющий фракцию зелёных, в интервью агентству DPA пригрозил проекту газопровода «Северный поток — 2» превращением в инвестиционную руину.

  • Путин приветствовал участников и гостей кинофестиваля «Кинотавр»

    Российский лидер Владимир Путин направил приветствие участникам и гостям XXXII Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр». Оно опубликовано на сайте Кремля.

  • Матч АПЛ между «Манчестер Сити» и «Саутгемптоном» завершился безголевой ничьей

    «Манчестер Сити» на своём поле сыграл вничью с «Саутгемптоном» в матче пятого тура Английской премьер-лиги (АПЛ).

  • Колосков считает, что Агаларов заслужил внимание тренерского штаба сборной России

    Почётный президент Российского футбольного союза (РФС) Вячеслав Колосков прокомментировал результативную игру форварда «Уфы» Гамида Агаларова на старте сезона Российской премьер-лиги (РПЛ).

  • Гол Эдегора принёс «Арсеналу» победу над «Бёрнли» в матче АПЛ

    Лондонский «Арсенал» переиграл «Бёрнли» в матче пятого тура Английской премьер-лиги (АПЛ).

  • «Ливерпуль» разгромил «Кристал Пэлас» в пятом туре АПЛ

    «Ливерпуль» одержал разгромную победу над «Кристал Пэлас» в матче пятого тура Английской премьер-лиги (АПЛ).

  • В Татарстане возбудили дело из-за избиения фельдшера

    Следователи в Татарстане возбудили уголовное дело по факту нанесения побоев фельдшеру скорой помощи.

  • «Бавария» забила семь безответных мячей «Бохуму» в Бундеслиге

    Мюнхенская «Бавария» разгромила «Бохум» в матче восьмого тура немецкой футбольной Бундеслиги.

  • В Москве состоялся технический пуск южного участка Большой кольцевой линии метро

    В Москве состоялся технический пуск южного участка Большой кольцевой линии метро (БКЛ) от станции «Проспект Вернадского» до «Каховской». Об этом сообщается на сайте мэра столицы.

  • Каминский объяснил выбор места предсезонных сборов своей группы биатлонистов

    Старший тренер мужской сборной России по биатлону Юрий Каминский рассказал, куда отправится на предсезонные сборы его группа.

  • Волны Кондратьева — Moneyman

    13 января 2021

    Длинные волны Кондратьева — условное название долгосрочных циклов развития  современной мировой экономики. Предназначены для отслеживания периодичности подъемов и спадов, продолжительность которых составляет 40-60 лет. Второе название этой теории — циклы Кондратьева, или К-циклы. Иногда периодичность смены стадий экономического развития связывают с изменением технологического уклада.

    Что такое волны Кондратьева

    Первые исследования больших циклов конъюнктуры были осуществлены в XIX веке. В частности, британский ученый Хайд Кларк предположил, что интервал  между крупными экономическими кризисами 1793 и 1874 годов — не случайность. Он утверждал, что в интервале в 54 года должна существовать некая закономерность.

    Далее исследованием теории последовательности смены циклов развития мировой экономики занимался, в том числе, голландский экономист Якоб Ван Гельдерен. Он обосновал закономерность смены периодов развития и спада, которые длятся 50-60 лет. В 1922 году экономист Николай Кондратьев опубликовал работу, в которой предположил возможность существования “длинных волн” при развитии капитализма.

    Концепция К-циклов предполагает последовательную смену фаз развития мировой экономики.

    • Экономический рост. В это время происходит много изобретений и открытий, база для которых была создана на предыдущем этапе.
    • Пик развития. Максимальный прирост экономики, высокий уровень либерализма. Одновременно с этим часто происходят военные конфликты, другие глобальные катаклизмы. Кроме социального напряжения, такие события приводят к повышению числа государственных заказов, стремительному развитию науки, появлению новых технологий.
    • Понижение. В этой фазе происходит постепенное замедление всех экономических процессов, хотя сокращается некоторый прирост за счет уменьшения издержек.
    • Депрессия. Снижение всех показателей, рост ВВП резко замедляется или совсем останавливается. Уменьшаются ставки по кредитам, одновременно возрастает спрос на них. В это время также происходит большое количество научных и технологических открытий. Именно они, в том числе, приводят к закономерному переходу к фазе роста.

    Руководствуясь этой теорией, можно создавать долгосрочные прогнозы экономического развития.

    Датировка волн

    Существует несколько вариантов распределения фаз подъема и спада по годам. Наиболее распространенная на 2020 год:

    • первый цикл — 1803–1847 годы;
    • второй цикл — 1847–1891 годы,
    • третий цикл — 1891–1934 годы,
    • четвертый — 1934–1978 годы;
    • пятый цикл — с 1978 года по сегодняшний день

    По макроэкономическим прогнозам, эта фаза может закончиться в 2022 году.

    Соотношение с технологическими укладами

    По версии многих экономистов, смена долгосрочных циклов развития мировой экономики может быть напрямую связана с изменением общей стратегии технологического уклада. В период после промышленной революции в привязке к К-циклам это выглядит примерно так:

    • 1 цикл — создание текстильных фабрик, начало промышленного использования каменного угля;
    • 2 цикл — массовая добыча угля, развитие черной металлургии, появление паровых двигателей, строительство железных дорог;
    • 3 цикл — начало тяжелого машиностроения, появление электроэнергетики, производство стали, электродвигателей;
    • 4 цикл — массовое производство автомобилей и другой техники с двигателем внутреннего сгорания, развиваются переработка нефти и химическая промышленность;
    • 5 цикл — стремительное развитие электроники и робототехники, массовое использование лазера, телекоммуникационных технологий.

    По версии словацкого политолога Даниэля Шмихулы, в XXI веке длительность К-циклов может сократиться до 30 лет. Но теория длинных волн Кондратьева по-прежнему может быть использована для создания долгосрочных экономических прогнозов.

    Техническая энциклопедия. Всё для учебы, работы и отдыха. Техника и транспорт. Мореплавание и флот. Авиация и космонавтика. Учебники.

    Диапазон волн Частота Длина волны Применение Свойства
    Низкие частоты (длинные волны) Менее 300 кГц Более 1 км АМ-радиовешание, морская связь, навигация Отражаются or ионосферы; могут огибать Землю
    Средние часюты (средние волны) 300 гКц — 3 МГц 100м-1 км АМ-радиовещание, морская связь Отражаются от ионосферы; могут огибать Землю
    Высокие частоты (короткие волны) 3-30 МГц 10м-100м Межконтинентальная телефония. АМ-радиовещание, морская, воздушная и радиолюбительская связь Многократно отражаются от ионосферы и земной поверхности
    Очень высокие частот ы(ОВЧ, ультракороткие волны) 30 — 300 МГц 1-10м ЧМ— радиовещание, связь на короткие расстояния (например, оперативные службы, такси) Не отражаются и не дифрагируют; для передачи требуются мачты
    Ультравывысокие частоты (УВЧ) 300 — 3000МГц (3 ГГц) 10см-1м Телевещание, метеорологическая и космическая связь Не отражаются и не дифрагируют; для передачи требуются мачты
    Сверхвысокие частоты (СВЧ, микроволны) 3-30 ГГц 1-10см Спутниковая связь, телефония Передатчики и приемники должны располагаться на линии прямой видимости; легко поглощаются зданиями

    Длинные волны — Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

    Длинные волны

    Cтраница 1

    Длинные волны целесообразно использовать для создания систем устойчивого радиовещания и связи на большие расстояния.  [1]

    Длинные волны за счет дифракции распространяются далеко за пределы видимого горизонта; радиопередачи на длинных волнах можно принимать на больших расстояниях за пределами прямой видимости антенны.  [2]

    Длинные волны имеют длину волны от 30000 до 3000 м и частоту соответственно от 10 до 100 кгц. В начале своего развития радиосвязь велась почти исключительно на таких волнах. Но для осуществления связи на большие расстояния при помощи этих волн яужны передатчики огромной мощности. Кроме того, в диапазоне длинных волн невозможна одновременная работа большого числа радиостанций без взаимных помех. Причина этого заключается в следующем.  [3]

    Длинные волны имеют длину волны от 30000 до 3000 м и соответственно частоту от 10 до 100 кгц. В начале своего развития радиосвязь велась почти исключительно на таких волнах. Но для связи на большие расстояния при помощи этих волн нужны передатчики огромной мощности. Кроме того, в диапазоне длинных волн невозможна одновременная работа большого числа радиостанций.  [4]

    Длинные волны распространяются преимущественно над земной поверхностью. Вследствие поглощения энергии землей волны эти распространяются на сравнительно небольшие расстояния ( обычно на несколько сотен, иногда тысячи километров), но зато условия распространения их сравнительно мало меняются. Короткие волны распространяются, главным образом, высоко над поверхностью земли и часто на очень большие расстояния. Но зато условия распространения коротких волн часто меняются, и прием их отличается нерегулярностью.  [5]

    Длинные волны ( от 600 до 2 000 м) при распространении вдоль поверхности земли затухают очень слабо, а их распространение почти не зависит от времени года и суток. Эти волны легко огибают кривизну поверхности земного шара; на них работают наиболее мощные центральные радиовещательные станции.  [6]

    Длинные волны преимущественно используются для служебной радиосвязи и радионавигации, где не требуется широкой полосы пропускания и очень важно иметь устойчивые условия распространения радиоволн. Средние волны позволяют получить более широкую полосу пропускания радиоканала, чем длинные. Поэтому они применяются для радиовещания и в меньшей мере для радиосвязи и радионавигации.  [7]

    Длинные волны ( Я 3000 — 30000 м) используются в специальных видах радиосвязи, например в радиотелеграфных станциях, предназначенных для передачи метеосводок, сигналов времени. Эти волны и днем и ночью легко отражаются от самых низких слоев ионосферы. Как поверхность этих слоев, так и поверхность земли при распространении длинных волн ведут себя, как проводники.  [8]

    Длинные волны характеризуются постоянством условий распространения. Колебания напряженности поля в месте приема определяются в основном лишь суточными изменениями ионизации, проявляющимися в усилении напряженности поля ночью против соответствующих ее значений в часы солнечного освещения.  [9]

    Длинные волны применяются для радиосвязи на значительные расстояния и главным образом в тех случаях, когда из-за природных условий нарушается связь на коротких волнах.  [11]

    Длинные волны: НТП и социально-экономическое развитие — Новосибирск: Наука, Сиб.  [12]

    Длинные волны применяются иногда для дальней радиотелеграфной связи, средние для радиовещания. Промежуточные волны применяются для связи на небольшие расстояния ( несколько десятков или нескольких сотен километров), в частности, для внутристан-ционной и поездной радиосвязи. Короткие полны находят применение для передачи сигналов на большие расстояния ( несколько сотен или тысяч километров), в частности, для связи со снегоочистительными поездами. Ультракороткие волны используются для связи в пределах прямой видимости. Волны метрового диапазона применяются также для внутри-станционной радиосвязи и для телевидения. Дециметровые и сантиметровые волны используются для создания радиолиний многоканальной связи с ретрансляциями и радиолокации.  [14]

    Длинные волны возникают в камерах шлюзов и при неравномерной по длине подаче воды по водопроводным галереям, а также при сосредоточенном питании в головах шлюзов.  [15]

    Страницы:      1    2    3    4

    Приложение 19 / КонсультантПлюс

    МИРОВЫЕ ЦИКЛИЧЕСКИЕ КОЛЕБАНИЯ И ИХ ВЛИЯНИЕ

    НА РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ

     

    За последние десятилетия мировая экономика прошла через несколько волн циклических кризисов. Определяющими для их формирования были циклические процессы, происходящие в экономике США. Для выявления циклов использован подход, совмещающий спектральный, историко-логический и экономический анализ динамики американской экономики в послевоенный период. Наиболее заметными были циклические колебания экономической динамики США с периодом около 10 лет и с характерными спадами или приостановками роста в 1981 — 1983, 1991, 2001 и 2008 — 2010 годах. В теории циклов колебания с таким периодом известны как циклы К. Жюгляра. Наряду с ними выделяются и более короткие циклические колебания экономической активности (бизнес-циклы Дж. Китчина) с периодом около 5 лет и более длинные с периодом 17 — 18 лет, а также длинные волны в экономической динамике, известные как волны Н. Кондратьева и связанные с крупными технологическими новациями, определяющими, по сути, смену технологических укладов. Последняя такая волна, индуцированная с развитием и внедрением IT-технологий, практически завершилась в начале текущего столетия.

     

    Динамика ВВП США: фактические значения и расчетные

    (прогнозные) значения по сумме шести основных экономических

    циклов США

     

     

    Рис. 1

     

    Основные параметры циклов США представлены в таблице

     

    амплитуда (в 2008 году), в п. пунктах ВВП

    год перехода к положительным темпам роста

    Инвестиционный цикл (J)

    Цикл Кондратьева (K)

     

    ———————————

    <*> Интервалы в значениях периодов показывают либо границы их изменения в течение времени, либо границы их колебания в послевоенный период.

     

    Наряду с указанными относительно регулярными циклами отмечаются также циклические колебания экономической динамики, индуцированные внешнеэкономическими шоками (вызовами), например, ростом военных заказов в 1940 — 1944 годах и резкими всплесками нефтяных цен в конце 1973 года и в 1981 — 1982 годах. Кризисы нефтяных цен стали вызовами для американской экономики. Индуцированный ими заказ на разработку энергосберегающих и ресурсосберегающих и других эффективных технологий стал мощным импульсом для развития американской экономики в последующие 7 — 10 лет. В результате американская экономика перешла на новый технологический уровень и новый относительно стационарный режим.

     

    Трансформационный цикл России

     

     

    Рис. 2

     

    Фактическая динамика ВВП США и сумма шести циклических колебаний, моделируемых гармоническими функциями различных периодов, наложенных на послевоенный тренд американской экономики, представлены на графике (рис. 1).

    При построении расчетной траектории учтен дополнительно мультипликатор спада, который действует в период кризиса, и отражающий взаимное акселерирующее воздействие финансовой и производственно-экономической составляющих кризиса на этапе спада. Среднее значение кризисного мультипликатора в послевоенный период оценивается в 1,5, но в наиболее глубокие кризисы 1982 и 2009 годов оно возрастало до 1,8 — 2 крат.

    Российской или советской экономике тоже были свойственны циклические колебания: индустриальный цикл с периодом около 10 — 12 лет, послевоенная восстановительная волна и циклы экономических реформ, активные фазы которых отделяются друг от друга интервалом времени примерно в 17 лет. Но все возникшие циклы не приобрели устойчивости и были «заторможены» и «погашены» в период структурной перестройки 1990-х годов, а трансформационный спад, начавшийся в 1989 году, имел переломную точку в 1998 году и сменился экономическим подъемом в начале 2000-х годов, который и завершил основную волну трансформационного цикла к 2008 году (рис. 2). Финансово-экономический кризис 1998 года завершил трансформационный спад и был вызван, в основном, внутренними причинами, но дополнительный импульс ему придало снижение мировых цен на нефть в конце 1997-х начале 1998 года и финансовый кризис, затронувший страны Юго-Восточной Азии.

    В последнее десятилетие российская экономика все больше встраивается в мировую экономическую систему и в мировые циклические процессы, отвечая им колебаниями своей экономической динамики и одновременно выстраивая под их влиянием свою систему циклов.

    Если мировой кризис 2000 — 2001 годов еще в малой степени повлиял на экономические показатели России, поскольку Россия перед этим только пережила очень глубокий внутренний структурный кризис и находилась на стадии восстановительного роста, то мировой кризис 2008 — 2010 годов оказался значительно более существенным для российской экономики. Падение цен на нефть и внешнего спроса, ипотечный кризис, отток капитала и падение дохода экспортеров мультиплицировано, но не однородно отразилось на динамике отраслей экономики.

    С учетом возросшего воздействия мировых кризисов на российскую экономику при разработке прогноза социально-экономического развития на долгосрочную перспективу важно предвидение возможных спадов активности мировой экономики и оценка последствий их влияния на экономику России.

    Хотя точное предвидение начала замедления и рецессии мировой экономики весьма затруднительно в силу наложения действия ряда разнонаправленных факторов, как ускоряющих, так и задерживающих переход к очередной фазе развития, тем не менее с достаточно высокой вероятностью можно говорить о неизбежности повторения фаз экономического спада, замедления или рецессии в силу сохранения действия внутренних процессов, формирующих циклическую динамику экономического развития, и прежде всего американской и европейской экономик в их взаимодействии.

    Соединенные Штаты уже более 80 лет являются главным источником формирования мировых экономических циклов и их экспансии в Европу, а в последнее время и в Россию. В наибольшей степени втянуты в экономическую зависимость от США Великобритания, страны Евросоюза, а в последнее десятилетие и Россия. Зависимость Великобритании и стран Евросоюза от экономической цикличности США иллюстрируется следующим графиком на примере регрессионных зависимостей колебаний ВВП Германии от колебаний ВВП США относительно трендовых значений в послевоенные годы:

    Степень зависимости достаточно велика, коэффициент регрессии между отклонениями от трендов немецкой и американской экономик составляет около 0,7. Единственно, для Германии в период 1990-х он был несколько ниже этого значения, что было связано с тем, что в этот период Германия была занята в большей степени внутренними проблемами (освоение восточных земель). Обратная зависимость американской экономики от европейской существенно меньше. Вместе с тем некоторая степень «заражения» США кризисом в Европе остается.

    С учетом исторического анализа экономической динамики американской экономики и определяющих ее факторов можно говорить о трех возможных, но разновероятных сценариях ее развития.

    Один из них отвечает ситуации инерционного развития уже сформировавшихся циклов без активного формирования новых финансово-инвестиционных волн, в частности, при непринятии активных мер поддержки кризисных экономик и отказе от масштабного использования фондов стабилизации, т.е. в условиях проведения жесткой политики финансовой консолидации, направленной на сокращение государственного долга.

    Длинные волны в экономике — Меньшиков С.М.

    Автор: Меньшиков С.М., Клименко Л.А.

    Описание: До последнего времени длинные волны в экономике были в нашей стране запретной темой, и книга эта при тогдашних условиях не смогла бы увидеть свет. Дело в том, что родоначальником теории длинных волн (он называл их большими циклами конъюнктуры) был Николай Дмитриевич Кондратьев, советский ученый с мировым именем, которого на его родине не признавали и считали буржуазным извращенцем. В конце концов его обвинили в том, что он был главой никогда не существовавшей «трудовой крестьянской партии», поставившей целью реставрацию капитализма. Кондратьева упрятали в Суздальский политический изолятор на несколько лет, а затем и вовсе расстреляли за «усиление антисоветской деятельности» в тюрьме. Единственной «деятельностью», которой Кондратьев занимался в изоляторе, была работа над рукописями о закономерностях экономического роста и сочинение писем жене. Рукописи сохранились лишь частично, а письма еще ждут публикации. Авторы книги «Длинные волны в экономике» стали заниматься длинными волнами много раньше, чем Кондратьев был официально реабилитирован. Занимались поначалу не специально, а в связи с исследованием циклических процессов вообще. В 60-х и отчасти в 70-х годах эта работа велась в Институте мировой экономики и международных отношений АН СССР (ИМЭМО), где обстановка для злого не всегда была благоприятной. Тогдашний директор ИМЭМО академик Н. Н. Иноземцев (в отличие от его предшественников Е. С. Варги и А. А. Арэуманяна) считал исследования цикла неинтересными; быть может, потому, что экономистом он не был и избран был в Академию по другой специальности.
    На пути исследователей выдвигались всяческие препоны. Даже диссертация, основанная на анализе длинных, иногда более чем столетних, статистических рядов (Л. А. Клименко представила ее в начале 70-х годов), вызывала подозрения в «симпатиях к Кондратьеву». В середине 70-х годов тогдашними руководителями ИМЭМО были изъяты из второго издания двухтомника «Политэкономия современного монополистического капитализма» те части главы С. М. Меньшикова, где говорилось о возникновении дополнительного краткосрочного цикла в сфере производства товаров длительного пользования. Другими словами, по вине тех, кто не имел прямого отношения к экономической науке, свято блюлась и ограждалась верность одному-единственному официально признанному среднесрочному циклу. Всякое отклонение от этой догмы в любую сторону считалось опасным — в лучших традициях травли Н. Д. Кондратьева В 20-х годах и Л. А. Мендельсона в 40-х.
    Эта практика продолжалась в 80-х годах и в институтах АН, и в издательствах. Так, из написанных С. Меньшиковым и уже подготовленных к печати работ были изъяты упоминание о Кондратьеве, а из коллективной монографии ИМЭМО — даже целая его глава, где помимо других проблем шла речь о длинных волнах.
    Трудно понять, кому и зачем это было нужно. Но страдала от этого прежде всего экономическая наука.
    И все же в таких непростых условиях удалось осуществить прорыв. Это было сделано в начале 1984 года, когда в журнале «Коммунист» появилась статья С. Меньшикова, которая реабилитировала Н. Кондратьева в научном отношении за три года до того, как он был официально реабилитирован юридически и политически. Со стороны тогдашней редакдин журнала это было немалым подвигом. Поэтому когда Л. Пияшева в своих статьях о Кондратьеве упорно упрекает С. Меньшикова в том, что он слишком поздно заметил кондратьевские волны, то ей можно ответить словами Я. Гуса: «Святая простота!». Кстати сказать, тут же Пияшева призывает сжечь все книги, в которых когда-то шельмовался Кондратьев. Из огня да в полымя! Откуда у молодого советского ученого — наподобие легендарной старушки, подбрасывавшей хворост в костер, в котором горел Я. Гус, — такая страсть к сжиганию книт и к костру очередной инквизиции?
    Статья в «Коммунисте» появилась уже тогда, когда авторам этой книти удалось продвинуться в самостоятельном анализе длинных волн. В начале 1982 года мы нашли форму простой теоретической модели больших циклов, которую можно было проверить на статистическом материале. Результаты оказались удовлетворительными: почти столетние ряды американской статистики показывали четко выраженные долгосрочные волны, а построенная на этих данных эконометрическая модель генерировала колебания, близкие к кондратьевским 50-летним циклам. Эти результаты были доложены на международном симпозиуме в Италии и опубликованы как за рубежом, так и в СССР. В последующие годы мы продолжали теоретические и эконометрические исследования, о результатах которых более подробно рассказано в книге.
    В 1985-1989 годах состоялись наши дискуссии с марксистами в других странах: ГДР, Франции, ФРГ, США, Бельгии. Они выявили некоторые расхождения, о которых детально говорится в книге. Но они также наглядно показали, почему тема длинных волн в наше время является не менее, а скорее более важной и актуальной, чем в 20-х годах.
    1. Речь идет о научном объяснении живучести, то есть приспособляемости капитализма. Способен ли капитализм на новый длительный подъем? И если да, то станет ли это результатом маневров, различных внешних и случайных факторов, либо же механизм такого восстановления является внутренним и спонтанным для капиталистической системы? Мы отвечаем на этот вопрос во втором смысле и полагаем, что такой вывод служит важным подкреплением нового мышления в вопросах международной политики и стратегии международного рабочего движения. Слишком уж часто мы в прошлом страдали от недооценки живучести капитализма. Чтобы не повторять этой ошибки, надо реалистически смотреть на окружающий мир.
    2. История XX века показала, что монополистический капитализм проходит в своем развитии несколько фаз, как до него — капитализм свободной конкуренции. В 20-30-х годах он перерос в государственно-монополистический капитализм, а в 70—80-х годах приобрел свою транснациональную форму. Чем вызваны эти трансформации? Закономерно ли, что они происходят приблизительно раз в полстолетия? В книге мы показываем, что такие фазовые переходы связаны с периодическими техническими революциями и структурными кризисами в экономике. Открытие такой закономерности чрезвычайно важно, ибо дает возможность предвидеть не только полосы успехов и подъемов капитализма, но и периоды резкого усиления его трудностей, роста его противоречий.
    3. В 80-х годах социализм тоже переживает серьезные трудности. Происходящая в ряде стран социализма перестройка направлена на замену старой, комаядно-административной системы новой, более демократической, менее централизованной, более гуманной формой. Стало быть, «смена кожи», характерная для капитализма, закономерна и для социализма. Оказывается также, что смена эта идет совсем не гладко, а сопровождается болезненными, кризисными процессами. Возникает вопрос: присущи ли социализму длинные волны, структурные кризисы? Вопрос непростой, отмахнуться от него нельзя. Ответ мы даем в книге в соответствующей главе — после того, как читатель познакомится с главными элементами механизма длинной волны.
    В книге «Длинные волны в экономике» изложена наша собственная теория длинных волн. В значительной мере она основана на наследии К. Маркса, а также работах Н. Кондратьева. Но во многих отношениях мы идем вперед, отказываясь от неправильных или устаревших представлений. Мы подробно рассматриваем марксистские концепции других авторов, показывая, что нет и не может быть одной-единственной марксистской точки зрения. Специальная глава посвящена немарксистским концепциям. Мы не стараемся отвергать их с порога. В конце концов мы приходим к выводу о возможности и необходимости построения в будущем интегрированной теории длинных волн с привлечением многих идей, высказанных учеными разных направлений.
    Хотели бы выразить большую признательность Е.Н. Кондратьевой за предоставленные нам материалы о жизни и творчестве ее отца, Б.П. Лихачеву — редактору упомянутой выше статьи в «Коммунисте», зарубежным ученым Т. Кучинскому, П. Боккара, Л. Фонтвьею, X. Юнгу, Й. Голдбергу, А. Клайнкнехту, В. Вайдлиху, Э. Манделю, Д. Гордону и другим, дискуссии с которыми существенно помогли нам в отработке своей концепции. Выражаем также признательность коллективу журнала «Проблемы мира и социализма», творческое общение с которым способствовало созданию книги; коллективу Института общественных наук при ЦК КПСС, где идеи длинных волн не раз совместно обсуждались; коллективу Института философии и социологии АН ЧССР, оказавшему содействие в разработке части книги.

    Содержание книги

    «Длинные волны в экономике»

    Возникновение теории длинных волн
    1. Н.Д. Кондратьев и его предшественники
      • От Кларка до Парвуса
      • Голландские марксисты
      • Н. Кондратьев и дискуссия 20-х годов
      • Эндогенный механизм по Кондратьеву
      • Большие циклы на Западе
    2. К. Маркс и Н. Кондратьев
      • Маркс об уровнях равновесия
      • От материальной основы к техническому прогрессу
      • Колебания органического строения капитала и нормы прибыли
    Современные марксистские теории длинных волн
    1. Марксистские исследователи в капиталистических странах
      • Поль Боккара
      • Луи Фонтвьей
      • Эрнест Мандель
      • Франкфуртский институт
      • Дэвид Гордон и «социальные структуры накопления»
    2. Исследование длинных волн в социалистических странах
      • Томас Кучинский
      • Симпозиумы ИИАСА
      • Странная попытка отрицания
      • Технологические аберрации
    3. Концепция авторов: структурный кризис, жизненный цикл и модели длинных волн
      • Статистика качественных показателей
      • Структурный кризис как фаза длинной волны
      • Логика поворотных точек
      • Статистика структурных сдвигов
      • Жизненный цикл и длинная волна
      • Линейные модели длинной волны
      • Нелинейные модели, скачки и катастрофы
    4. Дискуссии в ФРГ
      • О методологии
      • Организационные изменения
      • О цитировании Маркса
      • Статистические вопросы
      • Строение капитала
      • Другие аргументы
      • О гипотезах и доказательствах
      • Внешние и внутренние факторы
      • Сравнительная важность техники
      • Был ли кризис 30-х годов структурным?
      • Сочетание различных технических уровней
      • Есть ли база для нового подъема?
      • Политические аспекты
      • Существуют ли длинные волны при социализме?
    5. Дискуссия в Брюсселе
    Немарксистские теории длинных волн
    1. Инновационные теории
      • Йозеф Шумпетер
      • Саймон Кузнец
      • Герхард Менш
      • Альфред Клайнкнехт
      • Джакоб Ван Дайн
    2. Теории перенакопления в капитальном секторе
      • ДжеЙ Форрестер и Национальная модель МТИ
    3. Теории, связанные с рабочей силой
      • Кристофер Фримен
    4. Ценовые теории
      • Уолт Уитмен Ростоу
      • Брайан Берри
    5. Интеграционный подход и монетарные концепции
      • Иос Дельбеке
      • Модель Дельбеке-Шокэрта
      • Пекка Корпинен
      • Рави Батра
    6. Социологические объяснения и циклы классовой борьбы
      • Карлотта Перес-Перес
      • Иоганн Миллендорфер
      • Э. Скрепанти, М. Ольсен, С. Вибе
      • Дж. Гаттеи и Б. Силвер
      • Вольфганг Вайдлих
    7. Теория военных циклов
      • Джошуа Голдстайн
    Заключение
    К дальнейшей интеграции концепций длинных волн
    скачать кингу: Длинные волны в экономике — Меньшиков С.М. (4.52 Мбайт)

    NWS JetStream — длинные и короткие волны

    Длинные волны

    Погода в полушарии определяется западными ветрами средних широт (от 23,5 ° N / S до 66,5 ° N / S), которые движутся большими волнистыми движениями. Эти длинных волн , известные как планетарные волны, также называют волнами Россби, в честь Карла Россби, который открыл их в 1930-х годах.

    Пример пятипланетарной волновой картины.

    Волны Россби формируются в первую очередь из-за географии Земли, которая выполняет две функции.Во-первых, нагрев Земли от солнца неравномерен из-за различных форм и размеров суши (это называется дифференциальным нагревом поверхности земли). Во-вторых, воздух не может проходить через гору, поэтому он должен подниматься и подниматься вверх или кружиться вокруг.

    Пример пятипланетарной волновой картины.

    В обоих случаях нарушение воздушного потока создает дисбаланс в распределении температуры как по вертикали, так и по горизонтали. Ветер в ответ пытается вернуться в «сбалансированную» атмосферу и меняет скорость и / или направление.Однако до тех пор, пока светит солнце, этот дисбаланс будет продолжать развиваться. Таким образом, ветер будет постоянно менять направление и развиваться в волнообразные узоры.

    Длина длинных волн варьируется от примерно 3700 миль (6000 км) до 5000 миль (8000 км) и более. Обычно они очень медленно движутся с запада на восток. Но иногда они становятся стационарными или ретроградными (перемещаются с востока на запад).

    Скорость, с которой движутся эти большие волны, не следует путать со скоростью ветра, найденной внутри самих волн.Например, может быть сильный реактивный ветер мощностью 100 узлов (115 миль / ч / 185 км / ч), перемещающий длинную волну с по , но положение самой длинной волны может перемещаться очень незначительно. Сама волна не движется со скоростью 100 узлов (115 миль / ч / 185 км / ч), только ветер внутри.

    Волны Россби помогают переносить тепло от тропиков к полюсам и холодный воздух к тропикам, пытаясь вернуть атмосферу в равновесие. Они также помогают определить местонахождение струи и обозначить путь наземных систем низкого давления.Количество длинных волн в любой момент времени варьируется от трех до семи, хотя обычно бывает четыре или пять.

    Их медленное движение часто приводит к довольно длительным устойчивым погодным условиям. Например, в местах между желобом и гребнем вниз по течению могут наблюдаться продолжительные периоды дождя или снега, в то время как в то же время на расстоянии 3000–4000 км против ветра и / или ветра погода очень сухая.

    Это часто может привести к неправильному представлению, когда кто-то предполагает, что погода, которую он или она испытывает, типична для всех.Это просто не соответствует действительности. Если в одном месте более прохладная погода и / или проливные дожди в течение периода от нескольких дней до недель, то есть и другие места, где погода теплая и сухая примерно в течение того же периода. Все зависит от расположения длинных волн относительно наблюдателя.

    Коротковолновые

    «Энергия», «максимум завихренности» (или «максимум завихренности»), «карман холодного воздуха» (или «карман энергии»), «возмущение верхнего уровня», «энергия верхнего уровня» или просто « shortwave «- некоторые из жаргонных терминов для обозначения волн длиной менее 3700 миль (6000 км).

    Они погружены в длинные волны. В отличие от медленного движения длинных волн, короткие волны движутся на восток (вниз по течению) в среднем со скоростью 23 миль в час (20 узлов, 37 км / ч) летом и 35 миль в час (30 узлов, 55 км / ч) зимой. Это движение вызывает искажение и изменение формы длинных волн, например углубление впадин для длинных волн и сплющивание гребней для длинных волн.

    Из-за их разнообразия размеров может быть трудно различить короткую волну, встроенную в длинноволновую, по статической карте. Часто нужно видеть зацикленные изображения волновых паттернов, чтобы определить разницу между ними.

    На приведенной выше анимации из Центра космических полетов имени Годдарда НАСА показаны как длинные, так и короткие волны, на что указывает реактивный поток. Период, охватываемый петлей, составляет почти один месяц дней в июне и июле 1988 года.

    Короткие волны, встроенные в длинные волны, также являются главным возбудителем эпизодов осадков. Основные полосы осадков обычно локализуются вблизи короткой волны, когда она проходит над головой.

    Ниже приведен пример диаграммы 500 МБ.Контуры высоты черные. Коричневые стрелки указывают направление воздушного потока. Крупные красные пунктирные линии показывают положение впадин длинных волн.

    Более короткие синие пунктирные линии представляют расположение наиболее заметных коротких волн. (Коротких волн больше, чем указано.) Зеленые области представляют собой сумму осадков. Области выпадения осадков в основном связаны с короткими волнами, поскольку они проходят через длинные волны. Подобно железнодорожным вагонам на галсе, короткие волны обычно повторяют контуры высоты.

    Long Waves — обзор

    5 Волны совокупного роста

    Долгосрочный процесс экономического роста не кажется гладким. Во-первых, бывают эпохи более высокой и более низкой производительности и роста производства. После работы Пола Дэвида (1990) мы стали свидетелями возобновления интереса к использованию аналитики «замедления производительности» в далеком прошлом, чтобы понять «замедление производительности» недавнего прошлого. Аналогия, предложенная Дэвидом, связывает эпоху конца двадцатого века с периодом более медленного роста перед Первой мировой войной.Теперь мы знаем, что за каждым из этих замедлений следовал более быстрый рост (хотя, конечно, как долго нынешний бум продлится до двадцать первого века, все еще зависит от прогноза). В более широком смысле, наблюдается возобновление интереса к длинным волнам. в росте производства и производительности.

    В значительной степени мотивацией для возобновления интереса к теориям «длинных волн» является современный «парадокс производительности» в отношении информационных и коммуникационных технологий, заключенный в вечную шутку Роберта Солоу. Как и в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков в ранний период распространения электроэнергии, измеренный рост производительности в богатых странах был явно ниже в ранний период распространения компьютеров (скажем, 1960–1980 годы), чем раньше, в то время как рост производительности значительно ускорился и, по всей видимости, связан с ИКТ, в более поздний период.

    Таким образом, мы получили множество моделей, которые пытаются объяснить различные особенности «длинных волн» Кондратьева с использованием значительно более совершенных инструментов моделирования, чем те, которые были доступны в 1920-х годах. 50 В ряде работ, начиная с Helpman and Trajtenberg (1998b), исследовалась возможность длительных макроэкономических циклов, связанных с изобретением и распространением GPT. Хотя эти модели различаются по своим деталям, все они идентифицируют условия, при которых изобретение GPT может сначала привести к спаду, поскольку на это выделяются ресурсы, и только позже вызывает бум, когда обнаруживается экономическая отдача от изобретения.Эта литература огромна и хорошо обобщена в другой обзорной статье, поэтому я не буду подробно останавливаться на различных моделях. 51

    Хотя не очевидно, что они когда-либо будут протестированы, это привело к созданию богатого набора моделей. Один момент, который является общим для других моделей совокупного роста, заключается в том, что существует макроэкономический эффект обратной связи между размером экономики и стимулом к ​​инновациям. SIRS в GPT более ценны в более крупной экономике; их эксплуатация может сама по себе создать более богатую экономику.Таким образом, как только цикл GPT запускается, он может иметь период положительной обратной связи общего равновесия. Точно так же, если технология станет доступной для увеличения доступных факторов производства, увеличение размера рынка вводимых ресурсов и стимул к инновациям может иметь положительную обратную связь. Однако эмпирическая важность этих эффектов общего равновесия остается проблемой для будущей эмпирической работы, а не установленным в настоящее время фактом.

    S-образное распространение GPT — один из способов прогнозирования периодов более быстрого технического прогресса на уровне экономики в целом.В агрегированных экономиках будут периоды особенно быстрого технического прогресса всякий раз, когда (1) существует совпадение макроэкономического роста между открытием GPT и потребностью в многоотраслевом росте и (2) GPT и его AS следуют S-образной кривой диффузии.

    В литературе также предпринимались попытки объяснить, почему может быть на более низкий уровень совокупного роста производительности, чем обычно, в период до взлета GPT. Есть по крайней мере два широких класса таких теорий.

    В первом наборе теорий капиталовложения или инвестиции в НИОКР в GPT могут произойти до того, как произойдет отдача от использования GPT.Учитывая длительные сроки выполнения многих тегов GPT, которые обсуждались в предыдущих разделах, это потенциально большой эффект. Эффект будет большим, если возникнут существенные начальные затраты на НИОКР или капитальные вложения в GPT. Долгое время для науки или для чистых исследований кажется бесперспективным способом получить такую ​​теорию, поскольку наука и чистые исследования, связанные с прошлыми (и, вероятно, будущими) GPT, просто недостаточно дороги в совокупности. Напротив, это кажется более многообещающим направлением анализа для «инфраструктурных» GPT, таких как железные дороги или (проводные) телекоммуникации, где для многих клиентов характерны значительные капитальные вложения.Для компьютеров, электроэнергии, пара и т. Д. Очень трудно определить существенные затраты в этой форме. (После того, как производство электроэнергии стало делиться между более мелкими фирмами, тот же эффект мог бы возникнуть, но я не думаю, что это то, что имеют в виду теории предэлектрификационного спада.) Безусловно, все эти отрасли требуют значительных капиталовложений, но капитальные вложения происходят (в основном) одновременно с использованием. В самом деле, как мы видели, ключевой особенностью всего электричества, пара и вычислений было то, что на ранних этапах не было так много инвестиций в соответствующие капитальные блага.Поэтому маловероятно, что этот эффект будет иметь большое общее значение.

    Другой набор теорий, в которых существует эра более низкого роста производительности до взлета нового GPT, работает через ожидание, которое замедляет начало GPT, в результате чего экономика растет медленно, а не за счет сроков расходов как таковых. . Эти теории в принципе не неправдоподобны. В общем, добиться крупномасштабной координации бывает сложно. Этого может быть труднее достичь, если есть ожидание, которое его замедляет.Например, конкуренция со стороны старой технологии может быть особенно эффективной для замедления распространения на раннем этапе и, таким образом, для возложения внешних издержек на новую GPT. 52 Хотя логически возможно, но показ этой причинно-следственной связи для пара или электричества кажется маловероятным. И это очень маловероятно для ранних этапов использования ИКТ в качестве технологии для автоматизации работы белых воротничков в конце двадцатого века. Прежде всего, ранние технологии автоматизации для белых воротничков не впечатляли.

    Обратите внимание, что для прогнозирования периодов более или менее быстрого технического прогресса на агрегированном уровне нет необходимости предполагать, что есть периоды, в которые рост подавляется. Колебания могут возникнуть, если технический прогресс большую часть времени идет постепенно и медленно, с периодическими вспышками, основанными на GPT.

    Это волны приливов? | Институт морских наук Вирджинии

    Да, и очень важно подчеркнуть это, прежде чем мы сможем понять, как приливы и приливные течения ведут себя в прибрежной среде — место, где с ними может столкнуться большинство жителей побережья.Кстати, обсуждаемые здесь «приливные волны» никоим образом не связаны с «приливными волнами» или цунами , сравнительно редкие и очень разрушительные сейсмические морские волны, генерируемые подводными землетрясениями и вулканизмом. Волны приливов имеют совершенно другой происхождения и являются поистине повседневными событиями. Характеристика, которая их легко устанавливает помимо ветровых волн и других распространенных примеров волн — это их длина волны охватывая тысячи морских миль в открытом океане, давая им название long волны .Но у них есть и другие свойства, которые их идентифицируют. Хорошо начните с основной формы волны, определяемой ее высотой и длиной.

    Отношение высоты волны к длине волны дает крутизну волны . Очевидно, что приливные волны чертовски плоские, так как их длина никогда не бывает одинаковой. меньше ста километров (километр — чуть больше половины морская миля), а их высота часто меньше метра. Вот почему наблюдатель, кажется, что приливы поднимаются и опускаются, как вода в ванне, без особого иначе, чтобы предложить движущуюся волну.Что касается волновой динамики и происходящего внутри волны мы должны сравнить размеры волны с размерами море, в котором они находятся, начиная с глубины. Глубина воды определяет есть ли у нас глубоководная волна или мелководная волна .

    Глубоководные волны — Как правило, когда глубина воды больше половины длины волны, волна классифицируется как глубоководная. волна. Частицы воды внутри этой волны движутся вперед и назад, вверх и вниз по круговой орбите, диаметр которой уменьшается с глубиной до тех пор, пока практически исчезает в основании волны.С каждой орбитой частицы дюйм их путь вперед на небольшую величину, вызывающую то, что называется дрейфом Стокса. В сама форма волны движется вперед в направлении распространения волны намного быстрее темп.

    Скорость волны — Скорость, с которой отдельная волна продвижение или «распространение» известно как скорость волны . Для глубоководных Скорость волны прямо пропорциональна периоду волны, T . В Формула для глубоководной скорости, C o , равна C o = 1.56T м / сек = 5,12T фут / сек . Обратите внимание, что скорость глубоководных волн не зависит от глубина воды.

    мелкий водные волны — считается, что волны на мелководье, когда глубина меньше чем одна двадцать пятая их длины волны. Достигнув этой глубины, вода Орбиты частиц внутри волны становятся эллиптическими, а не круговыми, поскольку «Вверх-вниз» составляющая движения «сдавливается» наличием дна. Сжатие происходит быстрее, чем уменьшение размера орбиты с глубиной. так что движение «вперед-назад» распространяется до самого низа.Быстрота отдельной волны на мелководье, C , определяется по формуле, где h — глубина и г — ускорение свободного падения. Таким образом, мелководье Скорость зависит от глубины, а не от периода волны.

    Длинный волны (приливы) — Судя по информации, приведенной выше, приливные волны явно мелководье волнует весь мир. Небольшая арифметика показывает, почему. К определение, скорость волны равна длине волны, деленной на период волны; я.е., С = Л / Т . Таким образом, для мелководной волны. Доминирующий период полусуточного (дважды в сутки) прилива составляет 12,42 часа, а наибольшая глубина океана составляет около 12000 метров. соответствующая длина волны приливов составит 15 330 км. Одна двадцать пятая часть этого 613 км или 613 000 метров. Другими словами, приливные волны слишком длинные, чтобы даже приближаются к пределу, при котором , а не классифицируются как мелководье волны. Фактически, их отношение длины к глубине настолько велико, что вертикальный («Вверх-вниз») движение частиц воды незначительно по сравнению с их горизонтальное («вперед-назад») движение, как показано ниже.Горизонтальное движение по Другая сторона весьма важна, поскольку представляет собой приливное течение.

    Подробнее о приливных течениях — Сочетание длинных длина волны и большой период в приливной волне гарантирует, что приливные течения индуцированные этими волнами, также являются крупномасштабными объектами. Предполагая продолжительность наводнения и отлива составляют половину лунного приливного цикла (6,21 часа) каждый, и что средний ток в любой фазе составляет половину узлов (один узел — это вода скорость одна морская миля в час), затем экскурсия по воде массы в движении оказываются немногим более трех морских миль в каждое направление.Другими словами, приливные течения действуют в масштабе, в котором Важное значение приобретает ускорение Кориолиса (см. Модуль «Динамические приливы»). Как В результате приливные течения в открытом океане обычно возникают в виде вращающихся течения — приливные течения , которые непрерывно текут с направлением изменения потока во всех направлениях (0–360 °) во время приливного цикла. Тем не мение, в устьях рек с узкими водоупорами приливные течения имеют тенденцию к становятся двунаправленными, как показывает диаграмма выше.

    длинных волн: история инновационных циклов

    Творческое разрушение играет ключевую роль в предпринимательстве и экономическом развитии.

    Теория «созидательного разрушения», изобретенная экономистом Йозефом Шумпетером в 1942 году, предполагает, что бизнес-циклы проходят в условиях длинных волн инноваций. В частности, когда рынки разрушаются, ключевые кластеры отраслей оказывают огромное влияние на экономику.

    Возьмем, к примеру, железнодорожную отрасль. На рубеже XIX века железные дороги полностью изменили городскую демографию и торговлю.Точно так же Интернет разрушил целые отрасли — от СМИ до розничной торговли.

    Инфографика выше показывает, как инновационные циклы повлияли на экономику с 1785 года и что нас ждет в будущем.

    Инновационные циклы: Шесть волн

    От первой волны текстиля и гидроэнергетики во время промышленной революции до Интернета в 1990-х годах — вот шесть волн инноваций и их ключевых достижений.


    Первая волна Вторая волна Третья волна Четвертая волна Пятая волна Шестая волна
    Water Power
    Текстиль
    Железо
    Пар
    Rail
    Сталь
    Электричество
    Химические вещества
    Двигатель внутреннего сгорания
    Petrochemicals Network
    Программное обеспечение для электроники
    Оцифровка (AI, IoT, AV,
    Роботы и дроны)
    Clean Tech
    60 лет 55 лет 50 лет 40 лет 30 лет 25 лет

    Источник: Институт Эдельсена, Детлеф Рейс

    Во время первой волны промышленной революции гидроэнергетика сыграла важную роль в производстве бумаги, текстиля и изделий из железа.В отличие от мельниц прошлого, полноразмерные плотины питали турбины через сложные ременные системы. Достижения в области текстиля привели к появлению первых фабрик, и вокруг них расширились города.

    Вторая волна , примерно между 1845 и 1900 годами, принесла значительные успехи в железнодорожном, паровом и сталелитейном производстве. Одна только железнодорожная отрасль повлияла на бесчисленное количество отраслей, от черной металлургии до стали и меди. В свою очередь, образовались крупные железнодорожные монополии.

    Появление электричества для освещения и телефонной связи в течение третьей волны доминировало в первой половине 1900-х годов.Генри Форд представил модель T, и конвейер изменил автомобильную промышленность. Автомобили стали тесно связаны с расширением американского мегаполиса. Позже, в четвертой волне , авиация произвела революцию в сфере путешествий.

    После появления Интернета в начале 1990-х годов информационные барьеры были устранены. Новые медиа изменили политический дискурс, новостные циклы и коммуникации в пятой волне . Интернет открыл новый рубеж глобализации, безграничный ландшафт цифровых информационных потоков.

    Рыночная сила

    По мнению экономиста Шумпетера, технологические инновации способствовали экономическому росту и повышению уровня жизни.

    Однако эти разрушители также могут иметь тенденцию приводить к монополиям. Особенно во время подъема цикла сильнейшие игроки осознают значительную разницу, закладывают ров и отбиваются от соперников. Как правило, эти циклы начинаются, когда инновации становятся общедоступными.

    Конечно, это можно увидеть сегодня — никогда еще мир не был так тесно связан.Информация стала более централизованной, чем когда-либо, поскольку большие технологии доминируют в глобальном поисковом трафике, социальных сетях и рекламе.

    Подобно современным гигантам высоких технологий, железнодорожная отрасль имела возможность контролировать цены и вытеснять конкурентов в 19 веке. На пике котировки акций железнодорожных компаний на Нью-Йоркской фондовой бирже составляли 60% общей капитализации фондового рынка.

    Волны перемен

    По мере того, как продолжительность цикла продолжает сокращаться, у пятой волны может остаться несколько лет.

    Шестая волна , отмеченная искусственным интеллектом и оцифровкой информации о вещах (IoT), робототехнике и дронах, вероятно, раскроет совершенно новую картину. А именно, автоматизация систем, прогнозная аналитика и обработка данных могут оказать влияние. В свою очередь, физические товары и услуги, скорее всего, будут оцифрованы. Время выполнения задач могло меняться с часов до даже секунд.

    В то же время чистые технологии могут выйти на первый план. В основе каждой технологической инновации лежит решение сложных проблем, и проблемы климата становятся все более актуальными.Более низкие затраты на солнечные фотоэлектрические и ветряные системы также предсказывают преимущества в эффективности.

    Определение волны Кондратьева

    Что такое волна Кондратьева?

    Кондратьевская волна, названная в честь русского экономиста Николая Кондратьева, относится к циклам продолжительностью от 40 до 60 лет, переживаемым капиталистическими экономиками. Также известны как «волны Кондратьева», «суперциклы», «K-волны», «скачки» и / или «длинные волны».

    Ключевые выводы

    • Волна Кондратьева — также известная как суперциклы, К-волны, всплески и длинные волны — относится к циклам продолжительностью от 40 до 60 лет, переживаемым капиталистическими экономиками.
    • Волна Кондратьева — это долгосрочный экономический цикл, обозначенный периодами эволюции и самокоррекции, вызванный технологическими инновациями, которые приводят к длительному периоду процветания.
    • Волны Кондратьева, теория, отвергнутая в родной стране Кондратьева, отнесена к разделу экономики, называемому «неортодоксальной экономикой», что означает, что она не соответствует широко принятым ортодоксальным теориям, поддерживаемым экономистами.

    Что такое волны Кондратьева

    Кондратьевская волна — это долгосрочный экономический цикл, который, как считается, порождается технологическими инновациями и приводит к длительному периоду процветания.Эту теорию основал Николай Д. Кондратьев (также известный как «Кондратьев»), экономист коммунистической российской эры, который заметил, что цены на сельскохозяйственные товары и медь имеют долгосрочные циклы. Кондратьев считал, что эти циклы включают периоды эволюции и самокоррекции.

    Экономисты определили следующие волны Кондратьева с 18 века.

    1. Первый возник в результате изобретения паровой машины и работал с 1780 по 1830 год.
    2. Второй цикл возник из-за сталелитейной промышленности и распространения железных дорог и длился с 1830 по 1880 год.
    3. Третий цикл возник в результате электрификации и инноваций в химической промышленности и длился с 1880 по 1930 год.
    4. Четвертый цикл был связан с автомобилем и нефтехимией и длился с 1930 по 1970 год.
    5. Пятый цикл был основан на информационных технологиях и начался в 1970 году и продолжается до настоящего времени, хотя некоторые экономисты считают, что мы находимся в начале шестой волны, движущей силой которой будут биотехнологии и здравоохранение.

    Кроме того, каждый цикл может состоять из четырех подциклов или фаз, дублированных по сезонам.

    1. Весна: рост производительности наряду с инфляцией, означает экономический бум.
    2. Лето: Повышение общего уровня достатка ведет к изменению отношения к работе, что приводит к замедлению экономического роста.
    3. Осень: стагнация экономических условий порождает дефляционную спираль роста, которая порождает изоляционистскую политику, еще больше ограничивая перспективы роста.
    4. Зима: Экономика в муках изнурительной депрессии, которая разрывает социальную ткань общества, поскольку пропасть между сокращающимся числом «имущих» и растущим числом «неимущих» резко увеличивается.

    Судьба Николая Дмитриевича Кондратьева

    Волны Кондратьева относятся к разделу экономики, называемому «неортодоксальной экономикой», в том смысле, что они не соответствуют общепринятым, ортодоксальным теориям, которых придерживаются экономисты. Теория также не приветствовалась в России Кондратьева. Его взгляды были анафемой коммунистическим чиновникам, особенно Иосифу Сталину, потому что они предполагали, что капиталистические страны не находятся на неизбежном пути к разрушению, а, скорее, они переживают взлеты и падения.В результате он попал в концлагерь в Сибири и в 1938 году был расстрелян.

    длинных волн развития ископаемых: периодизация энергии и капитала | Посредники

    Андреас Мальм. «Длинные волны развития ископаемых: периодическая энергия и капитал». Посредники Том 31, № 2 https://mediationsjournal.org/articles/long-waves

    Только те, кто упорно держится за свои идеологические шоры, могут сегодня отрицать наличие связи между капитализмом и выбросами углекислого газа.Последние росли вместе с первыми не случайно, а конститутивно. Но так было не всегда. Первоначально — и это правда, что каждый желает датировать рождение этого способа производства: четырнадцатым, шестнадцатым или концом восемнадцатого века — капитализм опирался на то, что сегодня назвали бы возобновляемыми источниками энергии: дерево, мускулы, ветер и вода. Затем он начал использовать ископаемое топливо, в первую очередь уголь. Этим шагом — несомненно, одним из самых судьбоносных в его истории — капитализм породил своеобразное образование, которое я описываю как ископаемую экономику, проще всего определяемую как экономику самоподдерживающегося роста, основанную на потреблении ископаемого топлива и, следовательно, порождающую устойчивую экономику. рост выбросов СО2.1 Изобразите пару сильфонов. Если одна из опор — это непрерывный рост, определяющий капитализм, то другая — уголь, нефть и газ; из сопла выходит выброс CO2, который раздувает пламя пожара глобального потепления. Чем больше у вас будет роста, тем сильнее будет толчок и тем сильнее будет взрыв.

    Это наблюдение, однако, не решает вопрос о том, как именно капиталистический рост был связан с потреблением ископаемого топлива на протяжении его истории; он просто создает это.Самый простой способ описать соотношение этих двух факторов — это представить капитализм как плавную линейную кривую непрерывного расширения, выделяющую поток СО2, так же постоянно увеличивающийся. Но это было бы неточно. Капиталистический рост — это исключительно бурный процесс. Он движется рывками и замедляется, создает и разрушает, ускоряется и замедляется, очищает почву от устоявшихся структур для строительства более высоких ступеней и непременно падает в депрессии2. Разумеется, рост как таковой редко прекращается; скорее, он придерживается векового тренда, многие отклонения и колебания движутся по восходящей кривой.3 Но процесс роста протекает через разрушающие противоречия, а не через равномерное, постепенное добавление продукции, которое побуждает к расширению и возобновляет импульс снова и снова, и, возможно, именно эти противоречия и конвульсии, которые они порождают, больше всего способствуют созданию и воспроизведению ископаемое топливо во все больших масштабах. Вмятины на кривой могут скрывать секрет ее направления.

    Энергия волн

    Одним из способов концептуализации этой истории динамического неравновесия, которая, кажется, имеет многообещающий, но удивительно недооцененный потенциал для наших целей, является теория длинных волн капиталистического развития.Эта теория, обычно восходящая к основополагающему вкладу русского экономиста Николая Кондратьева в начале 1920-х годов, предполагает, что капитализм движется волнами продолжительностью от сорока до шестидесяти лет.4 Каждая волна имеет две фазы: «подъем», характеризуемый условиями бума, сменяющийся «спад» стойкой стагнации. Точная периодизация была предметом бесконечных споров, но стандартная хронология выглядела бы примерно так:

    Рисунок 1. Волны капиталистического развития

    Когда Кондратьев впервые предложил волновое движение, он утверждал, что открыл его посредством простого наблюдения: ни одна экономическая теория не предсказывала такой ритм роста.6 С тех пор наиболее убедительным аргументом в пользу существования длинных волн был эмпирический аргумент.7 Немногие историки экономики будут оспаривать, что рост в развитых капиталистических странах, как правило, был более быстрым в периоды, обозначенные как подъемы, и более медленными в периоды спада: своего рода чередование кажется неоспоримым8. Но почему капиталистические экономики развиваются таким рывком? Одна часть ответа, на которой строится большинство теорий длинных волн, — это ритм распространения технологий. Поистине революционные технологии, способные электрифицировать экономику как в прямом, так и в переносном смысле, изменяют способ производства товаров и открывают новые возможности для общего расширения, а не приходят в действие постепенно.Они приходят в пучки и взрываются и процветают на вывихе; только если кризис ослабил предыдущие технологические системы, они могут прорваться и продвинуться вперед.9 Каждая волна, следовательно, связана с определенным набором технологий, и консенсус относительно их идентичности широк и хорошо обоснован.10 Типичный список будет выглядеть так. это: 11

    Рисунок 2. Связанные технологии

    Здесь бросаются в глаза две вещи. Во-первых, появление ископаемого топлива, по-видимому, произошло в результате перехода от первой длинной волны ко второй: от волны, основанной на воде, к модели, основанной на парах.Это конъюнктура, в которой все началось.12 Во-вторых, каждая последующая волна — за любопытным исключением пятой -, похоже, росла вперед на основе технологий, производящих или передающих ископаемую энергию новыми способами. Студенты, изучающие длинные волны, не преминули заметить эту закономерность. «В каждой волне можно выделить доминирующие технологии, связанные с первичными источниками энергии, такими как уголь, нефть и природный газ», — заявляет один из них; Сам Кондратьев видел один из ярких признаков подъема «быстроты роста добычи и потребления угля»; в короткой статье, вдохновленной нефтяным кризисом начала 1980-х годов, Джордж Ф.Рэй утверждал, что основные инновации, порождающие длинные волны, «либо напрямую связаны с производством энергии, например паровыми двигателями или железными дорогами, либо тесно связаны с ним», всегда повышая спрос на энергию, всегда зависящую от «избыточного предложения и практически неограниченная доступность топлива »13. Смысл этого утверждения очень важен: капитализм вышел из периодических спадов и возродил рост на более высоком уровне, сначала начав, а затем разжигая и усиливая огонь.Представьте себе пару мехов, которые выдувают каждые пятьдесят лет или около того, каждый раз с большей силой, каждый раз генерируя новый импульс CO2, который поднимается к небу на протяжении всего периода капитализма и, скорее всего, за его пределами.

    На первый взгляд пятая волна аномальна. Компьютеры находятся на один шаг дальше от ископаемых источников энергии, по крайней мере, по сравнению с паровыми двигателями или автомобилями, и все же волна, которую, по-видимому, вызывает их обобщение, вызвала самый сильный взрыв в глобальных выбросах CO2 из когда-либо зарегистрированных.Я вернусь к этому очевидному парадоксу ниже. Тем не менее, похоже, что после первоначального переключения все нисходящие колебания преодолевались за счет углубления того, что часто называют «углеродной блокировкой». Сплав ископаемого топлива и самоподдерживающегося роста был консолидирован в трех последовательных возрождениях (конец девятнадцатого века, середина двадцатого века, конец двадцатого века), которые подтверждают, что сжигание является местом для расширения и наполняет экономику углем, нефтью и природными ресурсами. газа во все большем масштабе.В процессе каждая волна также произвела свою собственную «техномассу», если говорить с Альфом Хорнборгом: инфраструктуру (на данный момент) самых передовых технологий, таких как железные дороги, электрические сети, автомагистрали, нефтяные платформы, танкеры, аэропорты и т. Д. дата-центры … как бы постоянно растущий мешок между ручками14

    Часть ископаемой техномассы смывается последующими волнами — знаменитым «созидательным разрушением» Йозефа Шумпетера — и откладывается в земной коре. Некоторые включены в новые эпохи.Старые железные дороги, электрические сети, автомагистрали и другие инфраструктуры, которые все еще используются, можно рассматривать как материальное наследие прошлых длинных волн, тело ископаемой экономики, разрастающейся и укрепляющейся на протяжении всей своей истории; они представляют технологии, унаследованные от настоящего15. Пока еще ни одна волна не вытеснила ископаемое топливо; уголь был опорой со времен второго.16 Разрастание городов — это наследство с конца третьего и начала четвертого.17 Угольные шахты и аэропорты, которые в настоящее время строятся для соединения узлов глобализированного производства, будут давить на будущие поколения: и скоро.История ископаемого топлива принимает конкретную форму осаждения слоев за слоями — не в результате постепенного наращивания, а в результате последовательных аллювиальных отложений из прерывистых, часто сильных длинных волн.

    Карлота Перес, самый влиятельный теоретик волн начала двадцать первого века, которая стоит на плечах Шумпетера, пишет:

    Таким образом, каждый большой всплеск (ее предпочитаемый термин для обозначения волн) представляет собой очередной этап в углублении капитализма в жизни людей и в его экспансии по всему миру.Каждая революция включает новые аспекты жизни и производственной деятельности в рыночный механизм; каждый всплеск расширяет группу стран, которые соответствуют [sic] развитому ядру системы, и каждая расширяет проникновение капитализма в другие уголки мира, внутри и между странами18

    Точно то же самое можно сказать и об ископаемом хозяйстве, потому что оно было тождественно капитализму. Длинные волны были капиталистическими и связаны с ископаемыми, распространяя новые горючие технологии, без которых обычный бизнес все еще застрял бы в эпоху пара.Каждый подъем прерывается сигнальным кризисом, знаменующим наступление структурного кризиса капиталистической экономики, который разрешается — как кажется — повсеместным внедрением инновационных технологий на основе ископаемого топлива, пока мир в целом не станет похож на мешок в мехах. Почему? С помощью какого ископаемого механизма капитализм перескочил с волны на более высокую? Чтобы найти ответы на эти вопросы, мне нужно более внимательно изучить некоторую теорию длинных волн. Среди очень многих, предложенных со времен Кондратьева, я выбираю одно, ныне практически забытое, Эрнеста Манделя.

    Диалектика прибыли и движущих сил

    Революционный марксист и лидер Четвертого Интернационала Эрнест Мандель стал пионером возрождения научного интереса к длинным волнам, начиная с 1970-х годов. Его собственная идиосинкратическая теория была впервые изложена в Late Capitalism (1972), а затем развита в Long Waves of Capitalist Development: A Marxist Interpretation (1995) .19 Длинные волны, по определению Манделя, представляют собой цикл «последовательного ускорения и замедление »накопления капитала.20 Учитывая, что такое накопление происходит при производстве и реализации товаров, подъемы будут проявляться в высоких темпах роста промышленного производства и мировой торговли, а спады — в замедлении и того, и другого, — ритм, который, как утверждал Мандель, может продемонстрировать с помощью статистики21. Схватки не исчезают при подъеме, они относительно короткие и мягкие, в то время как преобладают годы лихорадочного процветания; и наоборот, мимолетные подъемы перемежаются между длительными и серьезными спадами, характерными для спада.22

    Однако для Манделя длинные волны — это не только и даже не в первую очередь статистическое явление. Это настоящие отрезки капиталистической истории. По этому поводу он взял листок у своего маэстро Льва Троцкого, который осуждал Кондратьева в начале 1920-х годов за приписывание законной закономерности волнам, смоделированным на основе более короткого делового цикла. Троцкий утверждал, что никакие тикающие часы не вызывают автоматически подъемов и спадов; вместо этого поворотные моменты между фазами определяются такими непредвиденными событиями, как войны и революции, колонизация новых стран или открытие новых ресурсов — «тех внешних условий, по которым протекает капиталистическое развитие».»23 Более того, две фазы соответствуют« целым эпохам »в экономике, но не менее« в политике, юриспруденции, философии, поэзии [!] »:« Во всех сферах общественной жизни »24. Они качественные. совокупности, а не количественные артефакты, которые необходимо изучать во всей их сложности и, как можно было бы сказать сегодня, с учетом непредвиденных обстоятельств.25

    Написав по ту сторону одной полной волны, Мандель мог добавить новый материал к картине Троцкого. Первый подъем совпал с Французской революцией и наполеоновскими войнами; второй — с расцветом свободной конкуренции и викторианского прогресса; третий — с классическим империализмом и финансовым капиталом; четвертый — с золотой эрой массового производства, кейнсианством, консьюмеризмом, государством всеобщего благосостояния; к которому теперь легко добавить неолиберализм, глобализацию, буржуазный триумфализм, «конец истории», сетевое общество, цифровизацию и все другие атрибуты пятого.26 Между ними лежали не менее отличительные периоды социальных потрясений и раздоров. Другие сделали аналогичные наблюдения, в том числе Эрик Хобсбаум:

    Каждый из «Кондратьевых» [sic] прошлого не только сформировал период сугубо с экономической точки зрения, но также — что не противоестественно — обладал политическими характеристиками, которые достаточно четко отличали его от его предшественника и его преемника с точки зрения как международного политики и внутренней политики различных стран и регионов земного шара.Это также, вероятно, продолжится27.

    Отсюда следует, что волны не могут быть идеально симметричными колебаниями одинаковой длины28. Так как они движутся «зигзагами, петляя вверх и вниз», согласно Троцкому; сформированный не каким-то одним фактором, а «серией социальных изменений», с Манделем; играя на «социальных, политических и культурных сценах» с Хобсбаумом, нет причин ожидать какой-либо фиксированной периодичности29. Однако на этот аргумент Кондратьев выступил с сильным возражением.Если волны обусловлены случайными потрясениями — войнами, революциями, завоеваниями, открытиями — почему в капиталистическом развитии должна быть какая-то заметная последовательность? Почему такие события группируются вокруг поворотных моментов — вспомните революции 1848 года, начало Первой мировой войны в 1914 году, нефтяной кризис 1973 года, окончательный распад Советского Союза в 1991 году — если не потому, что они являются симптомами волны, а не их причины? 30 Несчастные случаи приводят к плохим кардиостимуляторам. Троцкий так и не ответил, предоставив Манделю попытаться объединить две точки зрения: длинные волны действительно являются эпохами, связанными политической борьбой (Троцкий), но они также являются продуктами эндогенных тенденций в накоплении капитала (Кондратьев).31 Как такое могло быть правдой?

    Чтобы решить эту теоретическую загадку, Мандель ввел концепцию «частично независимых переменных», действующих на капиталистические законы движения32. Проще говоря: предположим, что изобретатели разработали крупную новую технологию, ожидающую в мастерских, пока не начнутся крупные инвестиции. распространит это. Предположим, что капиталисты по-прежнему колеблются, потому что ожидаемая прибыль слишком мала, чтобы оправдать затраты — тогда все это попадает в рамки внутреннего метода производства по отношению к самому способу производства.Теперь предположим, что основные профсоюзы внезапно распадаются. Возможно, был протаранен антипрофсоюзный закон; идеологическая борьба, ограничение финансирования или военная оккупация могли привести к распаду профсоюзов, которые до сих пор были достаточно могущественными, чтобы блокировать все сокращения заработной платы. Ни один из этих факторов не может быть выведен из внутренней логики капитала. В результате ожидания прибыли получают удар, капиталисты спешат вкладывать средства в новую технологию, и вскоре начинается полный подъем.Согласно теории Манделя, это был бы идеальный случай того, как «частично независимые переменные» — в данном случае изменение власти союза — взаимодействуют с системными законами движения, сначала сдерживая накопление, а затем позволяя ему высвободиться по мере перестройки исторической сцены. Само по себе такое событие не может открыть новую эпоху, но если оно сочетается с тенденциями, вытекающими из самой системы — а именно это и происходит в поворотные моменты, — все компоненты могут встать на свои места для ступенчатого изменения33.

    Накопление капитала имеет определенные встроенные тенденции — максимизировать прибыль, повысить уровень эксплуатации труда, повысить производительность в борьбе с конкурентами, а также искать улучшенные технологии, более крупные рынки, более дешевое сырье, и так далее, что дает капиталистическому способу производства общий «толчок».34 Но эти тенденции никогда не проявляются в одиночку в мире. Капитал сталкивается со средой, в которой действуют иностранные и часто изменчивые влияния: классы с разной степенью способности продвигать свои интересы, государства с меняющимися союзами и геополитическими амбициями, идеологические традиции с долгой жизнью и нерегулярными разрывами, остатки феодализма или реально существующего социализма или государство всеобщего благосостояния, каждое со своими собственными силами притяжения.35 Такие переменные, и список можно продолжать бесконечно, частично независимы или автономны в том смысле, что они уходят корнями в исторические почвы, не присущие самому капиталу, но не могут не существовать. быть связанным с капиталом в мире, в котором он господствует.36 Эти переменные не полностью находятся внутри капитала, но и не полностью вне его. Таким образом, капиталистические законы движения утверждаются посредством взаимодействия между внутриэкономическими и внеэкономическими силами, и именно здесь, в «конкретной диалектике субъективных и объективных факторов», возникают длинные волны, их эпохальные сущности заключаются в том, что так сказать, слияние бесчисленных переменных с определенной временной прочностью, в конечном итоге разбитое новыми противоречиями37.

    Есть причина спросить, является ли это теоретическим решением.Неужели это что-то большее, чем пустой чек для аналитической эклектики? Чего еще он достигает, кроме переформулирования антиномии Троцкого / Кондратьева на более высоком уровне? 38 Манделиранский ответ может заключаться в том, что никакая формулировка, какой бы тонкой и сложной она ни была, не может отражать реальную путаницу причинно-следственных связей между механизмами накопления капитала и их «внешним миром». условия »: только историческое исследование может разобраться в этом.39 Для этого Мандель установил определенные указатели. Прежде всего, он призвал внимательно следить за взлетами и падениями нормы прибыли, что является самым надежным показателем того, насколько хорошо происходит накопление капитала.Поскольку производство товаров мотивируется погоней за прибылью, оно будет расти быстро и медленно по мере роста и падения прибыли; во времена падающей рентабельности капиталисты будут менее склонны вкладывать средства, и наоборот.40 По мере того, как новые технологии внедряются на ранней стадии подъема, авангардные инвесторы, пользующиеся более высокой производительностью, получат сверхприбыли, превышающие средний уровень и приносящие прибыль. оно растет в процессе.41 Однако по мере подъема рано или поздно на горизонте сгущаются тучи в виде любого количества противоречий: слишком много установленного оборудования может превратиться в обузу; могло быть построено слишком много заводов, чтобы рынок мог поглощать выпускаемую продукцию; полная занятость может поднять власть профсоюзов; высокий спрос может привести к росту цен на сырье — при любом количестве данных от частично независимых переменных.42

    Какова бы ни была точная природа этих противоречий, они будут влиять на норму прибыли и снижать ее. Будь то дорогие машины, истощенные рынки, боевая рабочая сила, дорогое топливо или любой другой недуг, капиталисты испытают это как понижательное давление на норму прибыли. Вот «синтетический индекс общей производительности системы», «сейсмограф истории», фиксирующий и выражающий «все изменения, которым постоянно подвержен капитал»: единственная точка, в которой сходятся эндогенные и экзогенные факторы.43 Это также самая важная мера для практикующих капиталистов — то, что «заставляет систему работать». 44 Следовательно, снижение нормы прибыли объявит о приближающемся окончании подъема; сигнальный кризис может увидеть его в свободном падении; в течение раннего даунсвинга он будет оставаться неизменным или даже падать дальше. «Только тогда, когда определенные условия позволят резко повысить среднюю норму прибыли», капиталисты восстановят свой аппетит к инвестициям и, если все пойдет хорошо, начнут новый подъем.45 Момент крутого подъема знаменует собой (хотя бы временное) разрешение противоречий: устранение недугов, резкий рост прибыли. Другими словами, изменения нормы прибыли задают ритм замедления и ускорения, суммируя общие условия и регулируя мотивацию накопления капитала46.

    Однако никакого подъема не может произойти, утверждает Мандель, если не будет побеждено какое-либо сопротивление рабочего класса, угрожающее задушить прибыль. Вспышка структурного кризиса обычно сопровождается высоким уровнем безработицы, дефляции или инфляции, ухудшением условий труда, агрессивным сокращением заработной платы, поскольку капитал стремится снизить затраты на рабочую силу и увеличить размер прибыли — все это способствует усилению классовой борьбы.Соревнование между классами является неотъемлемой частью процесса даунсвинга. Здесь, более чем где бы то ни было, играют роль «субъективные факторы»: организационная сила рабочего класса, степень его уверенности в себе и автономии, его воинственность или склонность к компромиссу, а также эквивалентные факторы в лагере буржуазии определяют результат.47 Капитал может заложить основы новой эпохи экспансии, только если он победит всех врагов и социальные препятствия, включая, но не ограничиваясь, организованный труд.48 Как материализуется такая победа? Что делает капитал, когда он побеждает? Начинается технологическая революция, сосредоточенная в одной конкретной сфере. Мандель объясняет это так в Поздний капитализм :

    Для того, чтобы полностью реорганизовать техпроцесс, необходимы новые машины, которые должны были быть спроектированы заранее.… Необходимы качественные скачки в организации труда и формах энергии…. Таким образом, фундаментальные революции в энергетике — технологии производства движущихся машин машинами — являются решающим моментом революций техники в целом.Машинное производство паровых двигателей с 1848 г .; машинное производство электродвигателей и двигателей внутреннего сгорания с 90-х годов 19 века; машинное производство электронных и ядерных устройств с 40-х годов 20-го века — это три общие технологические революции, порожденные капиталистическим способом производства со времени «первоначальной» промышленной революции конца 18-го века49.

    Если каждая волна знаменует новую фазу способности капитала восстанавливать прибыль после кризиса, величина и структура «форм энергии» по отношению к формам труда здесь изолированы как sine qua non длинных волн.Другими словами, энергетические технологии — это ключ к подъему. «Как только произошла революция в технологии производительных движущих машин» — или, в просторечии, первичных двигателей, — «вся система машин постепенно трансформируется». Каждая из трех исторических революций, между первой и пятой волнами, меняла «всю экономику, включая технологии коммуникаций и транспортных систем. Подумайте, например, об океанских пароходах »50. Чтобы вдохнуть новую жизнь в ослабевающий капитализм, она должна прийти в самом простом и универсальном обличье: энергия.51 Только энергетическая технология проникает во все уголки и закоулки способа производства, приведения в движение, транспортировки, подъема, транспортировки, обогрева, перекачки, передачи, доставки товаров всех мыслимых видов. Если рост прибыли является экономической предпосылкой для подъема, то новое поколение первопроходцев является его материальным воплощением.

    Но связь между прибылью и основным двигателем гораздо сложнее. Как экономический факт, если не идеальное изобретение, новый набор движущих машин берет свое начало в «попытках капитала преодолеть растущие препятствия» на пути повышения нормы прибыли: в первую очередь в цехах.52 Когда капитал отчаянно пытается реструктурировать трудовой процесс и поставить его на более прибыльную основу, нет ничего более полезного, чем поистине революционная энергетическая технология. Это таран, универсальное средство, с помощью которого капитал разрушает сопротивление и возвращается к новой экспансии. Таким образом, победа над трудом не столько предшествует, сколько происходит в результате энергетической революции, когда двое работают рука об руку, когда спад приближается к концу.

    Однако в двухстороннем процессе, столь типичном для мышления Манделя, главный двигатель не только помогает в увеличении прибыли, но и распространяется по всей экономике в результате того же увеличения прибыли: можно сказать, петля положительной обратной связи, толкающая капитал из своего длительного кризиса.Более того, новая технология может поддерживать динамику подъема только в том случае, если она будет достаточно мощной и повсеместной, чтобы поддерживать высокую прибыль, нейтрализуя любые угрозы в краткосрочной перспективе, что, в свою очередь, побуждает капитал вкладывать в нее более глубокие инвестиции53. основной двигатель: (1) принят для устранения препятствий на пути к более высокой прибыли, в первую очередь тех, которые воздвигаются трудом; (2) широко распространен, когда и по мере увеличения прибыли, частично в результате собственных подвигов; и (3) используется как можно дольше для преодоления фазы подъема волны, стимулируя накопление в более широком масштабе.Во всех трех моментах энергия представляет собой материальное решение противоречий структурного кризиса. Создавая свои первые чудеса в ходе спада, он достигает полного расцвета после положительного поворотного момента, обычно ускоряемого некоторой цепочкой побед — не только в цехах, но и на мировой арене в целом.

    Любая регулярность длинных волн, как Троцкий, заложена созвездием первичных двигателей и их вспомогательных машин54. Даже если бы деятельность изобретателей и инженеров следовала линейному, непрерывному ритму, капитализм все равно двигался бы толчками и рывками. поскольку рост нового созвездия мог быть только одновременно с резким ростом прибылей — всегда единичным событием, определяемым столкновением всевозможных переменных, прежде всего в классовой борьбе — и пронизывать экономику только крупными кусками, переход от одной энергетической технологии к другой — чрезвычайно масштабное мероприятие.55 Но, конечно, эффект инжекции энергии не вечен. Кажется, что они длятся несколько дольше пяти лет, но никогда не дольше, чем полвека, период подъема приближается — но не более — к периоду человеческого поколения. Затем снова всплывают противоречия.

    Энергетическая технология, таким образом, образует материалистическую конечную точку для попытки Манделя слияния эндогенных законов и экзогенных потрясений, Кондратьева и Троцкого, накопления и политики: в высшей степени оригинальный набросок теории, идентифицированный автором книги Поздний капитализм как его собственный особый вклад в развитие. поле.56 Однако в Long Waves тема энергии исчезает из поля зрения. 57 Другие исследователи волн молча обсуждают ее. Похоже, что никто не уловил эту конкретную нить из Поздний капитализм и не проследил ее взад и вперед на протяжении всей истории; Сам Мандель позволил ей выпасть из своих рук58. Оставшись собирать пыль, ее возможности совершенно не похожи на потенциалы любой другой теории длинных волн, что станет более ясным при кратком сравнении с самой передовой неошумпетерианской версией: версией Карлоты Перес.

    За рулем бульдозера

    «Технология — это топливо для двигателя капитализма», — пишет Карлота Перес.59 У Манделя было бы наоборот. Верная своему учителю Шумпетеру, Перес считает технологическое развитие практически неизменным движителем, продвигающимся в мастерских и лабораториях новаторов, всегда работающим над повышением эффективности; «Как только станет доступна действительно превосходная технология», ее прорыв «практически неизбежен» 60. Но он требует корректировки со стороны своего окружения.Революционная инновация требует новых финансовых систем, новой государственной политики, новых форм образования, привычек, поведения, «ментальных карт всех социальных субъектов», соответствующих его собственной логике: компьютер не может выдержать жесткости конвейерной ленты или национального государства. 61 Это заставляет общество реорганизовываться в сети. Однако общество медленно приспосабливается, поскольку, в отличие от технологий, социальные отношения характеризуются инерцией, сопротивлением, корыстные интересы тормозят, всегда отстают от новейших машин.62 Когда на сцене появляются новые технологии — «воспринятые как шок» — общество привязано к старым способам работы63. Их необходимо измельчить. Срок установки

    — это время, когда новые технологии вторгаются в развивающуюся экономику и развиваются, как бульдозер, разрушая устоявшуюся структуру и формируя новые промышленные сети, создавая инфраструктуры и распространяя новые и превосходные способы ведения дел.64

    Подобно бульдозеру без водителя, технология искореняет все неадекватные институты и устраняет препятствия на пути к собственной самореализации.65 «Каждая технологическая революция неизбежно вызывает смену парадигмы» в обществе в целом, вызывая омоложение во всех сферах — от экономики до менталитета — в процессе, одновременно необходимом и болезненном66. В момент первого появления бульдозера общество укоренилось в манеры устаревших технологий: наступает кризис «несоответствия». Вся ткань разорвана на части, пока через два-три десятилетия общество не научится вести себя так, как того ожидают технологии: следует подъем.67

    Поскольку волны Перес — или «большие волны развития», как она любит их называть, — начинаются с «большого взрыва» революционной инновации, ей приходится перевернуть устоявшуюся хронологию с ног на голову: сначала наступает кризис несоответствия, затем «полное расширение.68 Обычно считается, что волна Кондратьева начинается с подъема (то есть начиная с 1945 г.) и заканчивается спадом (то есть до 1992 г.), но Перес соединяет половинки в обратном порядке и, например, определяет начало 1970-х годов как начало кризисной первой стадии всплеска, вызванного появлением компьютеров.69 Неудивительно, что она выделяет обычных пять главных действующих лиц: водная механизация, пар, электричество, автомобилизация, информационные и коммуникационные технологии. (ИКТ) — но считает каждого зачинщика кризиса, в то время как Мандель, опять же, хотел бы наоборот: каждый как порождение кризиса.

    Таким образом, в слегка эзотерических дебатах о том, как датировать и определять волны или всплески, проявляются совершенно разные взгляды на причинность. По мнению Переса, технология движет капиталистическим развитием; для Манделя — наоборот. Теория Переса имеет аналог в детерминизме производительной силы марксистов старой школы, в котором социальные отношения являются неподвижными оковами технологий, которые неуклонно прогрессирует; для Манделя наиболее изменчивой сущностью истории является классовая борьба.Социальные отношения власти, с точки зрения Манделя, действуют как «окончательное определение процесса волнообразного развития»: водитель управляет бульдозером так, чтобы он устранял препятствия, а не наоборот.70 Попутно Перес замечает, что технологический революция имеет тенденцию сосредотачиваться на «источнике энергии», вызывая новую «технико-экономическую парадигму», охватывающую все общество, тогда как у Манделя напряженность между множеством социальных переменных знаменует собой появление новых энергетических технологий71. Технологический детерминизм в истории промышленного капитализма в целом, Мандель может вдохновить радикально иную повестку дня для исследований по истории ископаемой экономики, руководствуясь двумя всеобъемлющими вопросами в необходимом диалоге друг с другом:

    (1) Сформировали ли противоречия спада новые технологии, основанные на ископаемом топливе, и если да, то как? А,

    (2) Помогли ли эти технологии разрешить противоречия и спровоцировать подъем, и если да, то как?

    В волновой теории а ля Мандель то, что происходит в одной фазе, всегда связано с тем, что происходит в первой.Неолиберализм пятой волны можно понимать только как выход из тупиков четвертой, кейнсианство четвертой как ответ на дисбаланс и катастрофы третьей волны и т. Д. созвездия технологий. Это кажется необычайно многообещающим подходом к изучению длинных волн развития ископаемых, особенно потому, что он допускает свободное и полное взаимодействие между капиталистическими законами движения и всевозможными частично независимыми переменными: «Взаимодействие: вот о чем идет речь для Манделя.72 Его теория, как я изложил ее здесь, дает достаточно места для борьбы между капиталом и трудом, но это только одна битва среди многих, которые следует представить в качестве иллюстрации; действительно, теория открыта почти для всего: «Отвергая детерминизм, Мандель выступал за комплексный анализ всей социальной реальности» 73. Это было одновременно его величайшей силой и величайшей слабостью. Как отмечает один из недавних критиков, Мандель закончил тем, что добавил переменную к переменной, к переменной, к переменной… до тех пор, пока аналитический синтез не перерос в хаос.74

    С другой стороны, «большое преимущество его метода состоит, прежде всего, в его открытости исторической случайности» 75. Объяснение одной волны должно отличаться от объяснения любой другой, поскольку каждая волна — как ограниченный исторический период, не интервал в заранее заданном ритме — свойственен самому себе.76 Но это также и экземпляр повторяющегося явления. Теория Манделя запутана и запутана и предназначена именно для этого, потому что это, прежде всего, руководство по изучению «реальной исторической динамики».77 Что же он может сказать нам более конкретно о прошлом, настоящем и будущем взаимосвязи капитала и энергии? Это вопрос для любого количества других исследований, но здесь уместно указать по крайней мере пару указателей для дальнейших исследований. Я предлагаю несколько кратких размышлений о поворотах с первой на вторую, с четвертой на пятую и с пятой на возможную шестую волну, которая еще впереди.

    Чтобы сделать длинную историю, рассказанную в другом месте, очень короткой, британский промышленный капитализм хлынул на первой волне гидроэнергетики.78 Но в 1825 году разразился сигнальный кризис в виде финансового краха, за которым последовала череда болезненных, затяжных депрессий. Чрезвычайные прибыли привлекли слишком много капитала, в частности, в хлопковую промышленность, что привело к чрезмерному открытию фабрик и, как следствие, массовому перепроизводству товаров, под тяжестью которого теперь резко упала норма прибыли. В то же самое время, когда рухнули банки — установив типичную модель взаимодействия с частично независимыми переменными — британский рабочий класс поднялся, освободившись от криминализации всей профсоюзной деятельности, когда были отменены законы о комбинациях, и в течение следующих двух десятилетий. одно за другим почти революционные восстания сотрясали производственные районы.Именно тогда произошел переход на пар.

    Боевые действия ключевых сегментов британского рабочего класса — прядильщиков хлопка, ткачей, машиностроителей, гребцов шерсти — преграждали путь к реанимации прибылей. Однако, к счастью для капиталистов, у них было оружие, чтобы покончить со всеми ними: автоматические машины. Созданная в течение двух десятилетий после 1825 года армия самодействующих мулов, ткацких станков, станков и других машин эффективно уничтожила повстанческие коллективы, расчистила путь для сокращения заработной платы и ускорения и привела класс к покоренным. , домашнее состояние высокой викторианской эпохи.Эта механическая армия питалась паром. Полностью разработанная и знакомая производителям с середины 1780-х годов новая энергетическая технология, и я имею в виду мощность в двойном смысле этого слова (как энергия и господство), настигла дешевую воду только после 1825 года, когда давление противоречий первый спад сделал переход обязательным.

    Один только пар мог спровоцировать наступление на рабочую силу. Вода была встроена в ландшафт и интегрирована в погоду, практически бесплатна для использования, но расположена за пределами городов, подвержена колебаниям уровня реки, неспособна управлять сосредоточенной массой разгонных машин.С другой стороны, паровые двигатели можно было установить где угодно и использовать в любое время: их топливо было отделено от ландшафта, оторвано от погодных циклов, поднято из-под земли как мертвый пережиток древнего фотосинтеза. Поджег его, капитал высвободил совершенно новый источник энергии, чтобы разрушить сопротивление труда. За этим последовал резкий рост нормы прибыли, допустивший подъем, при котором паровая энергия открыла всевозможные места для свежего накопления и полностью изменила экономику: огромный взрыв из мехов.

    Излишне говорить, что производственные площадки Британии составляли лишь одну, хотя и решающую, границу на этом повороте от первой ко второй длинной волны. Полная роль пара еще предстоит уточнить. Чтобы следовать руководящим принципам Манделя, нужно было бы принять во внимание все кнопки, которые необходимо нажать для накопления капитала, чтобы выйти из структурного кризиса и возродиться на более высоком уровне — не только рост нормы прибавочной стоимости, но и расширение рынков, сокращение времени оборота, удешевление сырья и других элементов постоянного капитала, чтобы назвать некоторые из них.Каким образом энергия пара способствовала победам середины девятнадцатого века на этих рубежах? Изучение происхождения ископаемой экономики в рамках этого первого движения полной волны потребует глубокого изучения эмпирических данных того периода и проведения такого открытого, плюралистического, чрезмерно сложного анализа, который был инициирован Мандель.79 Тем не менее, основные элементы, обеспечивающие каждую последующую волну, могут быть созданы уже в первой.

    А теперь сразу переходим к очевидному парадоксу пятой волны.В отличие от паровых двигателей, электричества, автомобилей или нефти, компьютеры сами по себе не являются ни первыми двигателями, ни передатчиками, ни источниками энергии, и все же их подъем вызвал самый сильный выброс CO2 в истории индустриального капитала. Как можно пролить свет на эту ссылку? Возможно, принимая точку зрения Манделя о том, что основным противоречием четвертой волны было опасно сильное рабочее движение в ядре. По мере того как резервные армии рабочей силы истощались в течение 1960-х годов, а самоуверенность рабочего класса взлетела к диким высотам 1968–1973 годов, высокий уровень прибавочной стоимости предыдущих двух десятилетий уже не мог поддерживаться. и «падение нормы прибыли стало неизбежным.80 Чтобы разрешить этот кризис, потребовалась глубокая реструктуризация. Среди множества предпосылок для пятой длинной волны Мандель предложил следующее: «Чтобы поднять норму прибыли до уровня, необходимого для изменения всего экономического климата в условиях капитализма, капиталисты должны сначала решительно сломать организационную структуру. сила и воинственность рабочего класса в ключевых промышленно развитых странах »81. Помогли ли им компьютерные технологии в этой битве? Если да, то как это было связано с увеличением сжигания ископаемого топлива? Исчерпывающее исследование выходит далеко за рамки этого эссе: здесь я предлагаю грубую гипотезу.Он работает примерно так:

    (1) Глобализация производства сломила силу труда в развитых капиталистических странах. Настравив там рабочих против рабочих в Мексике, Бразилии, постсталинских странах Восточной Европы, но прежде всего в Китае, все они стали взаимозаменяемыми до невиданной ранее степени. Вооруженные способностью перемещать производство товаров в отдаленные страны и экспортировать оттуда в рамках интегрированных трансграничных цепочек поставок, работодатели могут столкнуть профсоюзы со стеной, угрожая, что «если вы не примете наши требования, мы переедем».«Начиная с конца 1970-х годов, достигнув высшей точки с принятием Китая в ВТО в 2001 году, глобализация производства устранила одно из главных препятствий на пути капиталистического возрождения. Это внесло решающий вклад в относительный отскок нормы прибыли после мрачных минимумов 1970-х годов.

    (2) Тот же самый процесс вызвал беспрецедентный взрыв выбросов CO2. В Китае поиск дешевых и дисциплинированных рабочих, с которыми приходилось конкурировать всем остальным рабочим мира, вызвал самый большой в истории всплеск потребления ископаемого топлива: трансграничные цепочки, простирающиеся на Китайскую Республику и, действительно, на четыре страны. В разных уголках мира требовалась свежая инфраструктура для энергоснабжения, которая, кстати, в основном поступала из угля.Их скрепляла транспортировка товаров, компонентов, сырья и персонала в транспортных средствах, работающих на нефти.82 В целом, глобализация производства распространила логику ископаемой экономики на новые территории, дав главный импульс эпохальному буму горения. вне традиционного ядра.

    (3) Информационные и коммуникационные технологии, или ИКТ, сделали возможной глобализацию производства. Одна из самых революционных услуг этой технологической парадигмы заключалась в связывании, координации, смазке глобальных производственных цепочек: без ИКТ глобализация в том виде, в каком мы ее знаем, была бы немыслима.Как отмечает один географ, открытие ворот в Китай с конца 1970-х годов совпало с ростом виртуальных мостов: «На Западе сочетание двух отраслей, компьютеров и связи, начало предоставлять технологию, позволяющую промышленному капиталу искать и управлять дешевой рабочей силой в глобальном масштабе »83. Позволив ему создавать транснациональные сети, ИКТ превратились в таран против защиты труда, осознав заменяемость промышленных рабочих и высвободив всю силу существующих энергетических технологий по всему миру. границы.

    Наконец, но это важно, человечество столкнулось с неминуемой перспективой катастрофического глобального потепления, совокупного количества CO2, выброшенного в воздух после промышленной революции. В то же время после финансового краха 2008 года центральные компоненты капиталистической мировой экономики — Европейский Союз, Соединенные Штаты, Китайская Народная Республика — кажутся погрязшими в относительной стагнации различной степени глубины и неустойчивости, с некоторыми сопутствующими явлениями. симптомы политического кризиса: неплохой матч для пятого спада.Это соединение порождает интригующую возможность. Может ли капитализм превратиться в шестую длинную волну, отказавшись от ископаемого топлива и переключившись на возобновляемые источники энергии — именно то, что нужно человечеству, чтобы предотвратить самые невыносимые сценарии изменения климата? Каждый укромный уголок мировой экономики необходимо срочно отключить от угля, нефти и газа и заполнить заменителями, близкими к нулевым выбросам: грандиозный переход к движению, транспортировке, подъему, транспортировке, обогреву, перекачке, общению, выполнению всего. с силой солнца, ветра, воды.Может ли такое повсеместное внедрение новых энергетических технологий вдохнуть свежий воздух в томный капитализм и и гарантировать, что мы все вместе со временем отступим от обрыва?

    Вероятно, наиболее тщательно проработанный аргумент в пользу такого будущего был выдвинут Джоном А. Мэтьюзом, который непосредственно опирается на работы Переса. Он считает, что крах 2008 года сигнализировал о спуске в кризисную стадию еще одного «всплеска», который откроет широкое внедрение технологий возобновляемых источников энергии (сокращенно RE), уже имеющихся и находящихся в стадии разработки, что приведет к по ухабистой поездке следующие пару десятилетий, в насыщенный зеленый Кондратьев.Эти полезные технологии идеально вписываются в парадигму волновой системы: они позволяют, прежде всего, «резко снизить затраты и цены». Их практически неограниченное количество. Они обладают «огромным потенциалом для приложений и, следовательно, становятся повсеместными», вызывая резкий рост производительности, стимулируя другие новые технологии — системы зарядки электромобилей, интеллектуальные сети, управляемые онлайн, города, заполненные интеллектуальными зелеными зданиями — открывая невообразимые каналы для накопления капитала. .Итоги никогда не вызывают сомнений. «Дело в том, — пишет Мэтьюз, — чтобы продемонстрировать, что новая технология обеспечивает превосходную производительность и прибыльность»: только благодаря такому качеству можно ожидать, что она вызовет настоящий всплеск.

    Следовательно, движущей силой перехода в эту новую волну оттока капитала из углерода будет сам капитал. «Именно капиталистическое соревнование и стремление к прибыли ускорит освоение возобновляемых источников энергии», — дух созидательного разрушения, направленный на достижение самой добродетельной цели, фирмы изо всех сил пытаются удовлетворить потребительский спрос с минимально возможными выбросами и невероятно обогащаются в процессе .85 Точнее, это финансовый сектор, который станет движущей силой перехода. Применяя другую модель Переса — появление новых технологий сопровождается финансовыми пузырями (вспомните британскую железнодорожную манию в 1830-х и 1840-х годах или недавний бум доткомов) — Мэтьюз предсказывает, что потенциальная прибыль RE привлечет безумные инвестиции от венчурных предприятий. капиталисты, целая стая авантюрных спекулянтов, следящих за запахом сверхприбылей. «Если за последнее десятилетие возобновляемые источники энергии вышли из своей долгой (продолжительной) фазы созревания и перешли в фазу установки, то мы можем ожидать« пузыря возобновляемой энергии »где-то, возможно, примерно в 2015–2020 годах» — это было написано в 2013 году. «Отражая всплеск финансирования и создания кредитов в сфере ВИЭ и зеленых технологий.86 В этом прогнозе будущее ярко-зеленое, как распускающийся лист. «Посредством прямых рыночных связей и совокупного воздействия финансовых инструментов вся экономика будет помещена в сферу новых капиталистических экологических расчетов, которые ставят экологические ограничения в центр внимания». 87

    Итак, что произошло бы, если бы кто-то выбрал Манделя вместо Переса в качестве источника для спекуляций? Первый урок его теории ясен: никогда не стоит недооценивать способность капитализма изобретать себя заново.88 Никогда не придерживайтесь ортодоксальных формул, которые всегда провозглашают конец пути. Приготовьтесь быть пораженным капиталом, гибкость и находчивость которого опровергали столько пророчеств о крахе столько раз прежде. Тем не менее, рядом с сюжетной линией Мэтьюза стоит записать ряд вопросов. Во-первых, было бы категориальной ошибкой рассматривать переход на возобновляемые источники энергии как аналог любого технологического скачка, произошедшего с середины девятнадцатого века.89 Переход от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии — полностью, без задержек — совсем не похож на добавление автомобилей, самолетов и нефтехимии в арсенал капиталистических производительных сил. С момента первоначального переключения между первой и второй волнами, когда экономика ископаемого топлива возникла в полном объеме, подъем был обусловлен технологиями более экстенсивного потребления ископаемого топлива: но на этот раз мы говорим о возврате к качественно иному типу ископаемого топлива. энергия. Если со времен высокой викторианской эпохи каждый «великий всплеск развития», если использовать сангвиническую неошумпетерианскую терминологию, материализовался за счет ископаемой энергии, этот всплеск должен был бы вырваться из этой формы и вновь встроиться в своего рода Энергия первый же структурный кризис отброшен.Адекватной аналогией, скорее, может быть тот сингулярный переход — теперь в обратном направлении и в неизмеримо большем масштабе.

    Тогда возникает вопрос, совместимы ли накопление капитала в целом и фаза возобновления роста в частности с исключительным использованием солнца, ветра и воды. Или в ископаемом топливе есть что-то, что делает его энергию незаменимой для капитала? Как и прежде, течения, составляющие RE, остаются интегрированными в ландшафты и подвержены колебаниям погоды.Сможет ли капитал выжить, если будет привязан к тем местам и часам, где светит солнце и дует ветер? Более того: может ли он процветать в таких оковах? Казалось бы, они противоречат логике глобализированного и бережливого производства — проблему, которую Мэтьюз удобно игнорирует, когда он постулирует шестой всплеск как возобновляемое продолжение пятого (в то время как он должен устранить углеродную блокировку, унаследованную от четвертой волны). форма среди прочего нефтяная промышленность) .90 Но, возможно, какое-то примирение может произойти.Возможно, несколько различных возобновляемых источников энергии из многих топографических регионов могут быть объединены в общие мегасети, которые поднимут их над конкретными факторами, определяющими ландшафт и погоду, и сделают их доступными практически в любом месте в любое время. Это, очевидно, требует всестороннего планирования, скорее всего, со стороны других агентов, а не венчурных капиталистов, вполне вероятно, со стороны государств, глубоко вмешивающихся в поток энергии. Может ли капитал смириться с таким вмешательством — не говоря уже о том, чтобы извлечь из него выгоду?

    Я предложил более подробные, хотя и довольно скептические размышления по этим вопросам в другом месте.91 Здесь я отмечаю еще одно осложнение: все подъемы до сих пор основывались на свободе потреблять гораздо большее количество энергии, чем предыдущая волна. Другого способа поддержать рост товарного производства никогда не существовало. Если верить этой истории, шестой подъем должен не только заменить текущее общее потребление ископаемого топлива на такое же количество возобновляемой энергии: он должен будет добавить значительный запас для роста, а не 100 процентов нефти и уголь и газ, но 120 или 150 или даже больше необходимо будет извлечь из нефоссилизированной энергии в течение нескольких десятилетий.Это кажется сложной задачей. Альтернативой, конечно же, было бы снижение энергопотребления, начиная с ее потерь: то, о чем не приходилось беспокоиться ранее, никогда не приходилось беспокоиться. Рост за счет похудения кажется чуждым деятельности капитала. Но, опять же, не следует сбрасывать со счетов его способность к чудесным переосмыслениям.

    Тогда в оценке Мэтьюза есть несколько простых эмпирических проблем. Свидетельства появления пузыря RE, мягко говоря, неоднозначны. Общий объем капиталовложений во всем мире в возобновляемые источники энергии в период с 2011 по 2013 год снизился на 23 процента.В 2014 году он вырос примерно на 17 процентов по сравнению с предыдущим годом.92 Общие инвестиции в ископаемую энергию были примерно в четыре раза больше, что означает — стоит повторить, — что на каждый доллар, использованный для наращивания мощностей ВИЭ, четыре других доллара были вложены в нефть. , уголь, газ. Международное энергетическое агентство прогнозирует аналогичное распределение до 2035 года — никаких спекулятивных спекулятивных спекуляций по спасению мира не предвидится — и прямо отмечает: «Переход мира на траекторию выбросов 2 ° C означал бы иной инвестиционный ландшафт.93 Пока что в зеленый Кондратьевский угол деньги не совсем катятся. Мэтьюз заявил, что мегапроекты по концентрированной солнечной энергии в пустынях — в частности, Desertec — «обещают столько же связанных инвестиционных возможностей, сколько предпринимателей найдут их», но на самом деле предприниматели покинули этот корабль, как крысы94. при написании этой статьи проект Desertec, похоже, полностью провалился. Эко-шумпетерианский сюжет построен на предпосылке постоянно падающих цен на возобновляемые источники энергии — что вполне реально — и столь же постоянно растущих цен на ископаемое топливо, чему, однако, прямо противоречит нынешний обвал цен на нефть.Кроме того, он даже не учел возможность того, что продавать топливо, которое практически бесплатно, может оказаться не очень прибыльным. Откуда будет поступать прибыль поставщику энергии, когда цена на солнечную энергию приблизится к нулю? 95

    Наконец, Мандель подводит меня к совершенно другому набору вопросов. Каким образом инвестиции в возобновляемые источники энергии могут не только приносить прибыль, но и поддерживать резкий рост средней нормы прибыли, необходимой для капитала, чтобы начать новый подъем? В каком смысле он мог бы разрешить противоречия пятого структурного кризиса? Может ли он послужить капиталу бульдозером, с помощью которого он преодолеет растущие препятствия? Это не похоже на беспилотный бульдозер, это не сила, развивающаяся сама по себе, распространяющая «новые и превосходные способы ведения дел», в то время как общество более или менее гибко приспосабливается.Мэтьюз стремится дистанцироваться от технологического детерминизма, но он никогда не ставит глубоко социальный вопрос марксистской точки зрения на энергию волн: какой источник может помочь капиталу победить своих врагов, включая самого себя?

    Ответ зависит, конечно, от точной природы противоречий нынешней конъюнктуры. Давайте, ради аргументации, примем положение о том, что капитал сейчас, в условиях перелома ситуации 1970-х годов, страдает от слишком слабой рабочей силы, неспособной купить все произведенные товары, так что перепроизводство, избыточные мощности , чрезмерное накопление стало почти хроническим недугом мировой экономики.Тогда, возможно, гигантские публичные инвестиционные программы в возобновляемые источники энергии могли бы обеспечить лишь вливание спроса на капитал, которого так отчаянно и бессильно жаждет. Но это остается чистой спекуляцией. Пока что ни один класс капиталистов не предпринял никаких инициатив в направлении климатического кейнсианства эпохального масштаба. Под лозунгами свободной торговли и жесткой экономии этот класс, скорее, продолжает отталкивать государства от влияния на инвестиции и выжимать последние капли из государственных бюджетов и доходов рабочего класса, и, как красноречиво заявила Наоми Кляйн, такие стратегии возобновления накопления выполняется точно в соответствии с предпосылками для переключения.96 Говоря языком Манделя, климатический кейнсианство, по-видимому, требует наличия субъективного фактора, некой социальной силы, более внешней и враждебной, чем внутренней, и близкой по духу капиталу. Он еще не появился на сцене.

    Но тогда не следует забывать и о частично независимых переменных. На этот раз одним из таких внешних факторов может оказаться сама климатическая система. Экстремальная климатическая катастрофа может толкнуть этот способ производства в непредвиденном направлении. В самом деле, если какое-либо пророчество о следующей фазе капиталистического развития может быть сделано с хоть какой-то определенностью, так это то, что глобальное потепление будет определяющим внешним условием, по каналу которого оно должно протекать.Оказавшись там, все известные волновые паттерны могут в конечном итоге — такого рода поломки исключать нельзя — прийти к концу вместе со всем остальным. Однако, прежде чем мы дойдем до этой точки, и чтобы сделать ее немного менее вероятной, может оказаться немного полезной переоткрытие метода Манделя и его кропотливое применение к реалиям наших дней, всегда с учетом субъективных факторов.

    1. Согласно этому определению, некапиталистическая ископаемая экономика вполне возможна и действительно существовала в форме сталинских формаций.Для некоторых размышлений о них см. Андреас Мальм, «Кто зажег этот огонь? Приближаясь к истории ископаемого топлива », Critical Historical Studies , 3.2 (осень 2016 г.) 215–248.
    2. Как указывает, например, Лев Троцкий, Первые пять лет Коммунистического Интернационала (Лондон: Pathfinder, 1973) 226; Майкл Сторпер и Ричард Уокер, Капиталистический императив: территория, технологии и промышленный рост (Оксфорд: Бэзил Блэквелл, 1989), 202; Эрнест Мандель, Длинные волны капиталистического развития: марксистская интерпретация (Лондон: Verso, 1995) 120; Крис Фриман и Франсиско Луса, По мере того, как идет время: от промышленных революций к информационной революции (Оксфорд: Oxford UP, 2002) 43, 55; Карлота Перес, Технологические революции и финансовый капитал: динамика пузырей и золотые века (Cheltenham: Edward Elgar, 2002) 162.«Сцена, на которой разыгрывается капиталистическая история, всегда находится в движении». Анвар Шейх, «Падение нормы прибыли как причина длинных волн: теория и эмпирические данные», Новые результаты исследований длинных волн, ред. Альфред Кляйнкнехт, Эрнест Мандель и Иммануэль Валлерстайн (Лондон: Macmillan, 1992) 174.
    3. Как особенно ясно подчеркнуто Троцким, The First Five 252; Лев Троцкий, «Кривая капиталистического развития», статья, впервые появившаяся на русском языке в Вестнике Сосиалистической Академии , 1923, доступном у марксистов.орг.
    4. Н. Д. Кондратьев, «Длинные волны в экономической жизни», Обзор экономической статистики, , 17 (1935) 105–115. О Кондратьеве, его теории и теориях его многочисленных предшественников см. Freeman and Louçã, As Time 66-92. Клас Эклунд «Длинные волны в развитии капитализма?» Kyklos 33 (1980) 383–419, остается прекрасным обзором длинноволновых теорий.
    5. Эрнест Мандель, Поздний капитализм (Лондон: Verso, 1978) 122; Mandel, Long Waves 1; Freeman and Louçã, As Time 141; Филип Энтони О’Хара, Рост и развитие в глобальной политической экономии: социальные структуры накопления и способы регулирования (Лондон: Routledge, 2006) 6; Тессалено Девезас, «Кризисы, депрессии и экспансия: глобальный анализ и светские тенденции», Технологическое прогнозирование и социальные изменения 77 (2010) 739–761; Крис Фриман, «Технологии, неравенство и экономический рост», Инновации и развитие, 1 (2011) 11–24; Андрей В.Коротаев и Леонид Е. Гринин, «Волны Кондратьева в перспективе мировой системы», Волны Кондратьева: размеры и перспективы на заре 21 века , ред. Леонид Гринин, Тессалено Девезас, Андрей Коротаев (Волгоград: Учитель, 2012) 48–51.
    6. Кондратьев, «Длинные волны». Это говорит о его научном видении, что Кондратьев различил волновую картину только на основе первых двух с половиной волн.
    7. Это не означает, что существование длинных волн эмпирически бесспорно — наоборот, — но в целом было легче указать на реальный ритм чередования подъемов и спадов, приблизительно соответствующий приведенной выше хронологии, чем теоретически объяснять Это.См., Например, Eric Hobsbawm, On History (London: Abacus, 1998) 36–37, 66. Для недавних сборов впечатляющего массива данных, показывающих относительно высокие уровни роста мирового ВВП в период подъемов и низкие уровни роста ВВП. о даунсвингах см. Девезас, «Кризис, депрессии», и Коротаев и Гринин, «Кондратьевские волны».
    8. Эклунд, «Длинные волны» 412–413. Даже Ангус Мэддисон, который намеревается опровергнуть теорию длинных волн, в конечном итоге поддерживает (несколько разбавленную) ее версию под влиянием данных: «В капиталистическую эпоху было пять отдельных фаз экономического развития, каждая из которых имела собственный импульс.»Ангус Мэддисон,« Колебания импульса роста в эпоху капитализма », Cliometrica 1 (2007) 171. (Это с радостью заметил и обсудил Девезас,« Кризис, депрессии »752–753.)
    9. Freeman & Louçã, As Time , 139–142. Теория длинных волн, таким образом, основана на решающем различии между изобретением и распространением: «Научно-технические изобретения сами по себе недостаточны для реального изменения техники производства.Они могут оставаться неэффективными до тех пор, пока отсутствуют экономические условия, благоприятные для их применения ». «Длинные волны», 112.
    10. .
    11. Как заметил Эспен Мо, «Энергетика, промышленность и политика: энергетика, имущественные интересы и долгосрочный экономический рост и развитие», Energy 35 (2010) 1732.
    12. На основе Freeman & Louçã, As Time 141. Подобные списки, с небольшими вариациями, можно найти, например, в Mandel Late Capitalism 120–121; Mandel Long Waves 33; Perez, Технологические революции 10–11, 14; Джордж Ф.Рэй «Энергия и длинные циклы», Energy Economics, 5 (1983) 5; Арнульф Грюблер и Хельга Новотны, «К пятому подъему Кондратьева: элементы зарождающейся новой фазы роста и возможные траектории развития», International Journal of Technology Management 5 (1990): 437; Питер Дикен, Глобальный сдвиг: трансформация мировой экономики. Третье издание (Лондон: Пол Чепмен, 1998) 148; Бо Йоранссон и Йохан Содерберг, «Длинные волны и информационные технологии: переход к информационному обществу», Technovation 25 (2005) 205; Крис Папенхаузен, «Причинные механизмы длинных волн», Futures 40 (2008) 789; Карлота Перес, «Технологические революции и технико-экономические парадигмы», Кембриджский экономический журнал 34 (2010) 192, 195–197.
    13. Для анализа этой конъюнктуры, а точнее перехода от воды к пару в британской промышленности, см. Andreas Malm, Fossil Capital: The Rise of Steam Power and the Roots of Global Warming (London: Verso, 2016).
    14. Крейг С. Волланд, «Комплексная теория длинноволновых циклов», Технологическое прогнозирование и социальные изменения 32 (1987) 127; «Длинные волны» 109; Рэй, «Энергия» 5. См. Далее У. Сейфриц и Дж. Ходжкин, «Нелинейная динамика душевого потребления энергии», Energy 16 (1991) 615–620; Патрик Крики, «Энергетические кризисы и экономический кризис: долгосрочная перспектива», Energy Studies Review 6 (1994) 34–46; Брюс Подобник, «К устойчивому энергетическому режиму: длинноволновая интерпретация глобальных энергетических сдвигов», Технологическое прогнозирование и социальные изменения, 62 (1999) 155–172; Джонатан Келер, «Долгосрочные технические изменения в модели« энергия-окружающая среда-экономика »(E3) для системы внутреннего контроля: модель волн Кондратьева», Рабочий документ 15, Центр исследований изменения климата Тиндаля, 2002 г .; Жоао Карлос де Оливейра Матиас и Тессалено Кампос Девезас, «Пятая волна Кондратьева: апогей ископаемого топлива», презентация семинара, IV Международный семинар по нефти и природному газу, Лиссабон, 10–20 мая 2005 г .; Йоранссон и Седерберг, «Длинные волны» 207–208; Роберт У.Эйрес, «Поворотный момент: конец экспоненциального роста?», Технологическое прогнозирование и социальные изменения 73 (2006) 1196–1197; А. Т. К. Жером Данджерман и Ханс Йоахим Шеллнхубер, «Трансформация энергетических систем», Труды Национальной академии наук (2013) E554–555.
    15. Относительно концепции техномассы см. Alf Hornborg, The Power of the Machine: Global Inequalities of Economy, Technology and Environment (Walnut Creek: AltaMira, 2001) 11, 17, 85, 94.О строительстве энергетической инфраструктуры в длинных волнах, ср. Брюс Подобник, Глобальные энергетические сдвиги: содействие устойчивости в бурную эпоху (Филадельфия: Temple UP, 2006) 61–62.
    16. «Железнодорожные системы, возникшие в середине девятнадцатого века, по-прежнему очень важны. Электротехника — важнейшая основа электронных систем, и автомобиль, конечно же, никуда не исчез ». Как время 145.
    17. Относительный переход от угля к нефти после Второй мировой войны сосуществовал с продолжающимся абсолютным увеличением добычи угля, как, что важно, отмечал Подобник в статье «На пути к устойчивому развитию» 157.
    18. См. Джордж А. Гонсалес, Городское разрастание, глобальное потепление и империя капитала (Олбани: SUNY Press, 2009).
    19. Perez, Technological Revolutions 20. Обратите внимание, что Перес ни в коем случае не является антикапиталистом: эти идеи не зависят от оппозиции системе.
    20. Mandel, Поздний капитализм ; Мандель, Длинные волны . Блестящая биография Манделя — Ян Виллем Стутье, Эрнест Мандель: Отложенная мечта повстанца, (Лондон: Verso, 2009).
    21. Поздний капитализм 109. Выделение в оригинале. Считается, что волны наиболее очевидны в развитых капиталистических странах, а не на отстающих периферийных частях системы. Длинные волны 2.
    22. О роли этих двух индикаторов см., Например, Поздний капитализм 141; Длинные волны 6.
    23. Поздний капитализм 122; Длинные волны 21. См. Также «Длинные волны» 111 и Первые пять 253–254.
    24. Троцкий, «Кривая». Прекрасным представлением дискуссии является Ричард Б. Дэй «Теория длинного цикла: Кондратьев, Троцкий, Мандель», New Left Review no. 99 (1976) 67–82.
    25. «Кривая».
    26. См. Также Эклунд, «Длинные волны» 389.
    27. Длинные волны 82. См. Далее, например, 76–81, 99 и Поздний капитализм 128–9.
    28. Hobsbawm, По истории 37.
    29. Например, Поздний капитализм 133 и Длинные волны 76.
    30. Первые пять 252; Поздний капитализм 129; По истории 66.
    31. «Длинные волны» 112–113.
    32. См. Также Дэй, «Теория». 81. Третьим главным источником вдохновения для теории длинных волн Манделя был, конечно же, Йозеф Шумпетер. См. Также Франсиско Лоуча, «Эрнест Мандель и пульсация истории», Наследие Эрнеста Манделя , изд. Гилберт Ахкар (Лондон: Verso, 1999) 104.
    33. Эрнест Мандель, «Частично независимые переменные и внутренняя логика в классическом марксистском экономическом анализе», Информация по социальным наукам 24 (1985) 485–505.
    34. Эрнест Мандель, «Объясняя длинные волны капиталистического развития», Futures 13 (1981) 336.
    35. Мандель, «Частично независимый» 489.
    36. «Частично независимый» 490–495.
    37. «Частично независимый» 492.
    38. Длинные волны 133. См. Также Louçã, «Ernest Mandel» 107; Уильям Гамильтон Сьюэлл-младший, Логика истории: социальная теория и социальная трансформация (Чикаго: издательство Chicago University Press, 2005) 11.Можно, конечно, возразить, что эти типы факторов настолько взаимосвязаны, что их практически невозможно разделить — как это часто бывает с анализом, основанным на диалектическом методе.
    39. Как утверждается в «Теории» 81–82.
    40. См. Также Марсель ван дер Линден и Ян Виллем Штутье, «Эрнест Мандель и историческая теория глобального капитализма», Исторический материализм 15 (2007) 39–41.
    41. Для убедительного переформулирования этого классического взгляда и демонстрации его обоснованности см. Эндрю Глин, «Имеет ли значение совокупная прибыльность на самом деле Кембриджский журнал экономики 21 (1997) 593–619.
    42. Длинные волны 20, 110.
    43. Для стилизованного сценария см. Long Waves 44–46.
    44. Mandel, «Объясняя» 335; Стутье, Эрнест Мандель 190; Поздний капитализм 133. Выделение в оригинале. См. Также Минци Ли, Фэн Сяо и Андун Чжу, «Длинные волны, институциональные изменения и исторические тенденции: исследование долгосрочного движения нормы прибыли в капиталистической мировой экономике», журнал Journal of World-Systems Research 13 (2007) 33.
    45. «Объяснение» 335.
    46. Поздний капитализм 145. См. Также 108–9, 114, 120; Длинные волны 7, 16.
    47. Поздний капитализм 110. Таким образом, в норме прибыли Мандель объединяет все множественные эндогенные и экзогенные переменные в один фактор так «близко к сердцу системы, чтобы понять, почему изменения в и факторах могут вызвать изменить способ, которым система в целом растет или не растет.«Объясняя» 335.
    48. Длинные волны 33, 36–37, 118–19, 123, 128, 137.
    49. В разгар четвертого спада — первое издание журнала Long Waves появилось в 1980 году — Мандель перечислил условия для нового подъема, среди которых «качественное повышение степени интеграции СССР и Китая в международный капиталистический мир». рынок », решительный слом« организационной силы и воинственности рабочего класса в ключевых промышленно развитых странах »,« радикальные, а не маргинальные изменения в трансформации некоторых ключевых областей так называемого третьего мира в крупные рынки »,« радикальные поражения национально-освободительных движений.” Длинные волны 87–90.
    50. Поздний капитализм 112, 118–119. См. Также 116–117. Все акценты, кроме первого, добавлены. Обратите внимание, что выбор ключевых технологий в этой схеме отклоняется от современного консенсуса. См. Также Louçã, «Ernest Mandel» 117. Дело здесь, однако, не в идентичности технологий, выделенных Манделем, а в той исторической роли, которую он им приписывает.
    51. Поздний капитализм 118–119.
    52. Поздний капитализм 112.
    53. Длинные волны 33.
    54. Поздний капитализм 115–116, 119.
    55. Поздний капитализм 137, 143–144; Длинные волны 19.
    56. Поздний капитализм 145.
    57. Поздний капитализм 145.
    58. За очень редкими исключениями, например, утверждение, что каждая волна связана с «новыми машинными системами, основанными на разных источниках энергии» ( Long Waves 112).Однако в этой книге основной темой и предполагаемым оригинальным вкладом является теория асимметрии в длинных волнах: переход в нисходящий мах — вспышку депрессии — вызван исключительно законами движения самого капитала, тогда как подъем ускоряется благоприятным исходом классовой и другой политической борьбы. См., Например, 104. Эта теория сомнительна: не существует a priori причин отрицать роль экзогенных шоков в возникновении кризисов.Как бы то ни было, для нас важна теория власти позднего капитализма , а не асимметрия длинных волн .
    59. Аналитическая бедность теории энергии в марксистской школе длинных волн полностью отражена в Мэтью Эдель, «Энергия и долгие колебания», Review of Radical Polit Economics 15 (1983) 115–130, написанном в то время, когда Влияние Манделя было на пике. Он не содержит обсуждения вышеприведенных отрывков из позднего капитализма года.
    60. Perez, Technological Revolutions 155.
    61. Технологические революции 38. См. Также 15.
    62. Технологические революции 20–32, 41–43. «Ментальные карты» 20.
    63. Технологические революции 6, 26, 153, 155; См. Также Перес «Технологические революции» 198.
    64. Технологические революции 23.
    65. Технологические революции 36.Акцент добавлен. См. Также, например, 145.
    66. Технологические революции 41–43 и «Технологические революции» 188, 194–195.
    67. Технологические революции 15. Курсив добавлен.
    68. Технологические революции 26.
    69. Технологические революции 29–30, 48. О «больших взрывах» — необъяснимых событиях почти космологического характера — см. 11–12, 29.
    70. Технологические революции 11, 57.
    71. Louçã, «Эрнест Мандель» 113.
    72. Технологические революции 8; «Технологические революции» 191.
    73. Stutje, Ernest Mandel 191. Курсив добавлен. О важности концепции частично независимых переменных для открытия теории длинных волн истории см. Также Louçã, «Ernest Mandel» 111; As Time 58. Джон Макнил утверждает, что длинные волны не могут пролить свет на историю окружающей среды — дисциплину, дуайеном которой он является, — поскольку они не связаны с темпоральностью природы.«Как можно согласовать это мировоззрение с ритмами изменения климата, которые в любом случае неодинаковы во всем мире и, безусловно, совершенно не зависят от каких-либо экономических циклов, которые могут возникнуть в результате деятельности людей?» Дж. Р. Макнил, «Наблюдения за природой и культурой истории окружающей среды», History and Theory 42 (2003) 38. Но это объединяет проблему , как естественные процессы влияют на общество, , с проблемой , как социальные процессы влияют о природе : если последний находится в фокусе, длинные волны вполне могут быть центральными в объяснении.
    74. Эрнест Мандель 187. Курсив мой.
    75. Майкл Р. Кретке, «Об истории и логике современного капитализма: наследие Эрнеста Манделя», Исторический материализм 15 (2007) 126–128.
    76. van der Linden & Stutje, «Эрнест Мандель» 41.
    77. См. Также Freeman & Louçã, As Time 111, 131, 150; Родни Эдвинссон, Рост, накопление, кризис: новые макроэкономические данные по Швеции 1800–2000 гг. (Стокгольм: Almqvist & Wiksell International, 2005) 31, 167–168, 285–286, 289–290; Райнер Мец, «Существуют ли волны Кондратьева? Как методы временных рядов могут помочь в решении проблемы », Cliometrica 5 (2011) 235–236.О различных объяснениях Манделя для каждой волны см. Late Capitalism 130–132, 145.
    78. Эклунд, «Длинные волны» 414. Выделение в оригинале. См. Также Поздний капитализм 145; Стутье, Эрнест Мандель 169, 194.
    79. См. Мальм, «Кто зажигал?»
    80. Эта задача будет выполняться в Fossil Empire , продолжении Malm, Fossil Capital .
    81. Длинные волны 73.
    82. Длинные волны 88.
    83. Для более подробного анализа этой динамики см. Fossil Capital 327–366.
    84. Питер Дж. Тейлор, «Тезис о трудовом империализме: как коммунистический Китай использовал капиталистическую глобализацию для создания последнего великого современного империализма», Политическая география , 30 (2011) 175. Курсив добавлен.
    85. Джон А. Мэтьюз, «Технологический всплеск возобновляемых источников энергии: разрабатывается новая технико-экономическая парадигма?» Фьючерсы 46 (2013) 12–16.Акцент добавлен.
    86. Джон А. Мэтьюз, «Натурализация капитализма: следующая великая трансформация», Futures 43 (2011) 872.
    87. Мэтьюз, «Возобновляемые источники энергии» 17.
    88. Мэтьюз, «Натурализация капитализма» 874. Курсив мой.
    89. Поздний капитализм 92-93.
    90. Эта ошибка также сделана с марксистской точки зрения Подобником, Global Energy Shifts .
    91. «Возобновляемые источники энергии.”
    92. Ископаемый капитал .
    93. Bloomberg New Energy Finance, Глобальные тенденции инвестиций в возобновляемые источники энергии, 2014 г. ; Bloomberg New Energy Finance, Глобальные тенденции инвестиций в возобновляемые источники энергии, 2015 год, , bnef.com.
    94. Рисунок и цитата из Международного энергетического агентства, World Energy Investment Outlook 2014 Обзор информационного бюллетеня , www.iea.org, 1. Курсив добавлен.
    95. «Возобновляемые источники энергии» 16.
    96. См. Далее Ископаемый капитал .
    97. Наоми Кляйн, Это меняет все: капитализм против климата (Лондон: Penguin, 2014).

    ГЕНЕРАЦИЯ ДЛИННЫХ ВОЛН В ЛАБОРАТОРИИ

    Аннотация

    В экспериментальных аспектах недавнего исследования распространения нелинейных длинных волн мимо ступеньки и вверх по склону стало очевидным, что важно иметь возможность генерировать волны, которые изначально были четко определены.Исследование касалось отражения и передачи цунами за разломом континентального шельфа, и поэтому для представления определенных характеристик цунами использовались две простые волны: одиночные волны и кноидальные волны. (Обе эти постоянные волны являются решениями уравнения Кортевега-де Фриза, которое в определенном порядке описывает распространение в двух измерениях нелинейных дисперсионных волн на мелкой воде (см., Например, Whitham, 1974).) Уединенная волна фактически может быть сгенерирована в лабораторию простым способом, если волновой резервуар достаточно длинный и группы волн, следующие за основной волной, не важны для исследования.Пример результирующих волн, полученных в лаборатории с использованием процедуры грубой генерации, демонстрируется записью осциллографа, представленной на рисунке 1. Показаны шесть кривых: одна в нижней части рисунка описывает историю смещения во времени вертикальной переборки. генератор волн, который перемещается с помощью гидравлической сервосистемы, остальные пять представляют собой временные изменения водной поверхности, полученные с помощью волноводов сопротивления, расположенных на указанном количестве глубин ниже по потоку от генератора.(В представленном примере глубина воды составляла 10 см, и волновая пластина перемещалась линейно во времени на расстояние 10,33 см за 0,8 секунды.) Сформированная волна, показанная сначала на 10 глубинах ниже по течению, по-видимому, состоит из большой волны, за которой следует волна. серия колебательных волн (называемая хвостом). Как и следовало ожидать, по мере распространения волн из-за частотного состава и амплитуды волн система разделяется на ведущую волну, за которой следует хвост. Свинцовая волна имеет характерную форму уединенной волны.Однако, если колебательный хвост неприемлем для типа проводимых экспериментов, и если он не может быть устранен или метод исключения неприемлем, то следует искать способ генерации, который исключает сначала замыкающие волны.

    https://doi.org/10.9753/icce.v17.46 Авторы сохраняют за собой авторские права и предоставляют процессуальные права на первую публикацию работы, одновременно лицензируемой в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая позволяет другим пользователям делиться работой с подтверждением авторства работы и первоначальной публикацией в этом сборнике.

    alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *