Site Loader

Содержание

Детектор лжи, который лжет: как стереотипы приводят к осуждению невиновных

Автор фото, Getty Images

Если вы думаете, что сможете безошибочно распознать ложь человека по тому, как он себя ведет (суетится, отводит глаза, потеет и т.д.), то вы заблуждаетесь, доказали ученые. Есть более верные приемы, чтобы раскусить лжеца, и эти приемы надо срочно брать на вооружение полиции и следователям, подчеркивают психологи, а старые методы (в том числе и детектор лжи) отбросить как ложные.

Каково это — отсидеть 17 лет за преступление, которое не совершал, только потому, что следствию и полиции показалось, что ты ведешь себя как-то подозрительно? Утешит ли то, что наряду с тобой таким же образом попадают за решетку многие невиновные?

Полиции показалось, что 17-летний Марти Танклефф был как-то слишком спокоен, когда его родителей нашли убитыми в доме в нью-йоркском Лонг-Айленде (мать зарезали ножом, отца насмерть забили битой). Суд не поверил в невиновность Марти и приговорил его к 50 годам заключения, 17 из которых он отсидел, прежде чем его оправдали.

А вот в другом деле детективы сочли подозрительным противоположное поведение: 16-летний Джеффри Дескович был, с их точки зрения, слишком расстроен и слишком старался помочь следствию, когда его одноклассницу нашли задушенной. И его, как и Танклеффа, признали виновным и отправили в тюрьму пожизненно за изнасилование и убийство. Только через 15 лет повторный анализ ДНК показал, что Джеффри не совершал преступления.

Итак, один человек казался недостаточно расстроенным. Другой был слишком расстроенным. Каким образом совершенно противоположные эмоции могут быть признаком скрываемой вины?

Они и не могут, убеждена психолог Мария Хартвиг, исследователь лжи (да, есть и такие ученые) из колледжа уголовного права Городского университета Нью-Йорка. Эти двое, впоследствии оправданные, стали жертвами распространенного ложного представления о том, что лжеца можно распознать по тому, как он себя ведет.

Во многих странах и культурах считается, что когда человек суетится, отводит взгляд, заикается, он пытается что-то скрыть, обмануть.

На самом же деле за десятилетия исследований ученые нашли очень мало доказательств такого представления.

«Одна из проблем, с которой мы сталкиваемся как ученые, изучающие человеческую ложь, состоит в том, что все считают, что знают, как работает ложь», — рассказывает Хартвиг, которая в соавторстве написала для «Ежегодного психологического обозрения» работу о невербальных сигналах, указывающих на то, что человек обманывает.

Такая излишняя самоуверенность приводит к серьезным судебным ошибкам, что подтверждают случаи с Танклеффом и Десковичем.

«Промахи в определении лжи дорого обходятся обществу и тем, кто стал жертвой судебной ошибки, — говорит Хартвиг. — Ставки очень высоки».

Мы слишком полагаемся на свою интуицию, на свой опыт — в общем, на наш собственный, встроенный в нас детектор лжи. Но он часто врет — как, впрочем, и настоящий полиграф.

Методом тыка?

Психологам давно известно, как трудно вычислить лжеца. В 2003 году Белла ДеПауло, сейчас работающая в Калифорнийском университете в Санта-Барбаре, вместе с коллегами изучила имевшуюся на тот момент научную литературу, найдя 116 экспериментов, где сравнивалось поведение людей, когда те лгали и когда говорили правду.

В исследованиях оценивались 102 возможных невербальных сигнала (не зависящих от того, какие при этом слова произносились), таких как отведенные в сторону глаза, помаргивание, повышение голоса, пожимание плечами, изменение позы, движения головы, рук и ног.

Ни один из этих «сигналов» надежно не сигнализировал о том, что человек лжет.

Впрочем, было несколько, которые при желании можно было связать с произносимой ложью — например, расширяющиеся зрачки и легкое повышение тона голоса, не улавливаемое человеческим ухом.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Распознать лжеца очень непросто

Три года спустя ДеПауло и психолог Чарльз Бонд из Техасского христианского университета сделали обзор исследований с участием 24 483 наблюдателей, оценивавших правдивость 6 651 случая общения 4 435 человек.

Оказалось, что и эксперты из правоохранительных органов, и студенты-волонтеры были в состоянии отделить ложь от правды лишь в 54% случаев (чуть более половины). То есть это почти не отличалось от результата, который можно получить «методом тыка».

В ходе экспериментов с отдельными людьми точность колебалась от 31 до 73%, и чем меньше был масштаб исследования, тем шире разброс и выше влияние чистого везения.

Как говорит психолог и аналитик данных прикладного характера Тимоти Люк из Гетеборгского университета (Швеция), «если мы до сих пор не нашли примеров точности на основе широких исследований, то это, вероятно, потому, что их не существует».

Житейская мудрость вроде бы подсказывает, что опознать лжеца можно по тому, как он разговаривает и как двигается.

Но когда ученые попытались найти подтверждение этому, они обнаружили, что на самом деле очень мало из рассматриваемых сигналов имеют связь с ложью или правдой в словах. Даже те несколько из них, которые были вроде бы статистически значимы, не дотягивали до уровня надежных показателей.

Полицейские эксперты, однако, часто выдвигают контраргумент: те эксперименты были далеки от реальных условий. В конце концов, говорят они, перед волонтерами (чаще всего студентами), получившими задачу лгать или говорить правду в научных лабораториях, не открывается угрожающая перспектива последствий, которую видят во время допроса подозреваемые в настоящем преступлении.

Реальные условия? Результаты ничем не лучше

Когда 20 лет назад Саманта Манн, психолог из Портсмутского университета (Великобритания), исследовала случаи обмана, она подумала, что полицейские эксперты кое в чем правы.

Чтобы разобраться в вопросе, она и ее коллега Алдерт Врей сначала просмотрели много часов видеозаписей допросов осужденного серийного убийцы и выбрали оттуда три момента, когда он лгал, и еще три, когда говорил правду.

Затем Манн попросила 65 английских полицейских оценить эти шесть ситуаций и сказать, когда он лгал, а когда нет. Поскольку записи были на голландском, полицейские могли судить исключительно по невербальным признакам.

Правоохранители оказались правы в 64% случаев — с вероятностью немного выше случайной, но все равно их оценка была недостаточно точной, говорит Манн.

Полицейские, которые показали наихудший результат, полагались на такие невербальные стереотипы, как «лжецы прячут глаза», «лжецы суетятся».

Убийца же глаз не прятал и не суетился, когда лгал. «Этот парень явно очень нервничал», — говорит Манн. Но он контролировал свое поведение и осознанно избегал стереотипного «поведения лжеца».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Предубеждения относительно того, как люди ведут себя, когда лгут, приводят к судебным ошибкам

В следующем исследовании Манн и Врея 52 голландских полицейских показали не лучшие результаты в различении правды и лжи в словах членов семьи, убивших своих родственников, но отрицавших это во время телевизионных пресс-конференций, на которых изображали душевные страдания.

Характерно, что худшие результаты были у тех полицейских, которые считали, что эмоции подозреваемых были настоящими.

О чем это говорит? «Если муж убил жену, у него может быть множество причин быть расстроенным — от угрызений совести до страха быть арестованным, — говорит Манн. — Невербальное поведение очень индивидуально. Если вы сосредоточены на таком невербальном поведении, как эмоции, вы быстро запутаетесь».

Хартвиг и Бонд в своем обзоре исследований не нашли подтверждений тому, что в реальных ситуациях полицейского следствия людям удавалось определять ложь лучше, чем студентам-добровольцам в лабораторных условиях.

Эксперимент на пароме

Во всех упомянутых экспериментах — от серийного убийцы до врущих волонтеров — ложь произносилась вслух.

В исследовании, опубликованном в 2019 году, Манн решила проверить невербальный обман — к примеру, когда кто-то пытается скрыть незаконное поведение (как в случаях с контрабандистами или террористами, пытающимися пронести взрывное устройство).

Манн пригласила для участия 52 добровольца-студента и попросила половину из них пронести на паром ноутбук, в котором якобы были фотографии секретных спецобъектов.

Волонтеров попросили смешаться с толпой и стараться не выглядеть подозрительно. Их предупредили, что на пароме будут люди, которые попытаются их вычислить.

Второй половине участников дали пронести на паром обычный мобильный телефон и не инструктировали скрывать свое поведение.

Когда Манн показывала видео происходящего на пароме 104 другим волонтерам и просила указать на «контрабандистов», результат опять был не лучше, чем у пресловутого метода тыка.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Техника допроса, выработанная в XX веке и применяемая при исследовании на полиграфе, печально известна своей неточностью

«Контрабандисты» потом рассказывали, что нервничали, но старались вести себя нормально и управляли своими нервами с помощью простых приемов — слушали музыку или копались у себя в смартфоне.

Затем Манн повысила ставки. Половине добровольцев она выдала конверт с российской, египетской и корейской валютой и попросила его спрятать. Вторая половина ничего «незаконного» не провозила.

Однако на этот раз Манн послала на паром двух исследователей и попросила наблюдать за пассажирами и притворяться, что они якобы сличают лица с фотографиями в телефоне.

И теперь 120 добровольцев, пытавшихся вычислить «контрабандистов» на видео, угадывали лишь в 39,2% случаев — гораздо ниже простой случайности.

Причиной этого, по словам Манн, было то, что «контрабандисты» сознательно старались выглядеть нормально, а те волонтеры, которые ничего не провозили («невиновные»), обнаруживая неожиданную проверку лиц со стороны двоих исследователей, удивлялись — и вот эту-то реакцию и принимали за признак вины.

Это то, чего не хватает другим исследованиям, считает психолог Рональд Фишер из Флоридского международного университета, принимающий участие в подготовке агентов ФБР. «Не многие исследования сравнивают внутренние эмоции людей с тем, что замечают у них другие, — говорит он. — Дело-то в том, что лжецы, хотя и нервничают больше, скрывают это и ведут себя в глазах наблюдателей иначе, чем стереотипно нервничающий».

Результаты таких исследований заставляют ученых отказываться от поиска невербальных признаков обмана. Но есть ли другие способы опознать лжеца?

Дайте ему поговорить подольше

Сегодня психологи, работающие с этой тематикой, склонны сосредоточиться на вербальных признаках и сигналах — в частности, на том, как по-разному говорят об одном и том же те, кто обманывает, и те, кто правдив.

Например, проводящие допрос дольше не раскрывают карт, умышленно давая подозреваемому выговориться, что помогает обнаружить противоречия в его словах.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Некоторые техники допроса помогают восстановить в памяти подозреваемого или свидетеля мелкие детали

В одном из экспериментов Хартвиг научила этой технике ведения допроса 41 полицейского стажера, и это помогло им в 85% случаев правильно определять, когда человек лжет. Для сравнения: те стажеры, которых еще не обучили этой технике, определяли лжеца только в 55% случаев.

Еще одна техника допроса помогает восстановить в памяти мелкие детали: подозреваемых и свидетелей просят нарисовать место происшествия или место алиби. Процесс этот активирует память, и те, кто говорит правду, вспоминают больше подробностей — в одном исследовании аж на 76% больше.

Британская полиция регулярно использует допросы с рисованием и сотрудничает с учеными-психологами, что помогает в беспристрастных допросах — в отличие от допросов обвинительных, характерных для 1980-90 гг. и ставших причиной нескольких скандалов с осуждением невиновных.

Очень медленные перемены

Однако в полиции США к таким реформам, основанным на научных данных, почти и не приступали. Скажем, Управление транспортной безопасности министерства национальной безопасности США в аэропортах по-прежнему применяет поиск невербальных признаков и сигналов во время отбора пассажиров для собеседования.

В памятке своим агентам управление перечисляет все те же «отведенные в сторону глаза» (которые в ряде культур считаются знаком уважения), быстрое помаргивание, слишком пристальный взгляд, жалобы, посвистывание, преувеличенное зевание, суетливые движения или постоянное приведение себя в порядок. Нечего и говорить, что все эти «признаки» полностью развенчаны и отвергнуты исследователями.

Неудивительно, что на действия агентов, вооруженных такими туманными и противоречивыми основаниями для подозрений, между 2015 и 2018 гг. поступила 2 251 официальная жалоба от пассажиров, где утверждалось, что на них пало подозрение только из-за расы, гражданства, этнической принадлежности и так далее.

Несмотря на все жалобы и на рекомендации комиссии Конгресса США, проведшего собственное расследование методов Управления транспортной безопасности, там по-прежнему полагаются на такие, например, научно не обоснованные признаки, как обильное потение.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Допрашиваемые могут нервничать по целому ряду причин и совсем не обязательно потому, что что-то скрывают

Представители управления пытаются доказать разумность своих методов, ссылаясь на то, что благодаря им за последние 11 лет удалось предотвратить проход на борт самолета трех пассажиров со взрывными устройствами.

Но, как подчеркивает Манн, не зная точно, сколько именно злоумышленников сумели проникнуть на борт незасеченными, мы не можем оценить успешность программы.

И в самом деле: в 2015 году исполняющий обязанности главы Управления транспортной безопасности был вынужден искать себе новую работу после того, как в ходе внутреннего расследования агенты министерства национальной безопасности, работавшие под прикрытием, в 95% случаев успешно проносили через службу безопасности аэропорта как фальшивые взрывные устройства, так и настоящее оружие.

«В корне ошибочные методы»

В 2019 году Манн, Хартвиг и еще 49 исследователей опубликовали обзор, в котором оценивали точность анализа на основе поведенческих моделей. В нем ученые пришли к заключению, что правоохранители должны отказаться от этих псевдонаучных, «в корне ошибочных» методов, которые могут «наносить вред жизни и свободам людей».

Тем временем Хартвиг начала сотрудничать с известным экспертом по национальной безопасности Марком Фэллоном — они разрабатывают новую программу подготовки следователей, основанную на результатах научных исследований.

«Прогресс идет медленными темпами», — говорит Фэллон. Но он надеется, что будущие реформы помогут спасти людей от несправедливых приговоров, подобных тем, от которых пострадали Джеффри Дескович и Марти Танклефф.

Как свидетельствует жизненный опыт Танклеффа, стереотипы прилипчивы. Кампания за его реабилитацию длилась годы, его путь к юридической практике (уже после того, как его оправдали) был тернист.

Этот замкнутый, педантичный человек был вынужден научиться демонстрировать свои чувства, чтобы «создать новый образ» незаслуженно осужденного, говорит Лонни Саури, кризисный менеджер, помогавший Танклеффу стать иным.

И это сработало. В 2020 году Танклефф был допущен к адвокатской практике в штате Нью-Йорк.

Так почему же демонстрация эмоций была настолько важна? «Люди, — говорит Саури, — очень необъективны».

Как устроен детектор лжи. Это правда, что он не работает?

Каждый в жизни сталкивался с ситуацией, когда хотелось бы на 100% знать: врет человек или нет? Увы, мы не пророки и не провидцы, да и распознавать ложь по поведению человека умеют единицы.

В связи с необходимостью подтверждать достоверность слов опрашиваемого, в криминалистике появился такой специальный инструмент, как полиграф. В обыденной жизни мы называем его «детектором лжи».

О том, как из инструмента следователя подобное устройство стало одним из главных критериев при приеме на работу в крупнейших компаниях мы и расскажем в этом материале.

Как появился детектор лжи

В Древнем Китае во время оглашения обвинения подозреваемого заставляли набрать полный рот рис. Если после извлечения зерна оставались сухими, то вину считали доказанной.

В Индии во время «следствия» ему называли ключевые слова, связанные с преступлением. Услышав их, подозреваемый должен был тут же сказать любое пришедшее в голову слово и ударить ногой в гонг. В моменты, когда испытуемый врал, удары в гонг были более сильными.

В конце XIX века итальянский физиолог Анджело Мосс во время демонстрации пациенту картинок, вызывающих страх, обнаружил, что частота сердцебиения у испытуемого повышается. Для этих целей он использовал плетизмограф — прибор, помогавший определять частоту пульса.

Истинным изобретателем полиграфа принято считать Уильяма Марстона. Свою жизнь он посвятил изучению поведения людей и связь человека с физиологическими процессами. Темой докторской Марстона стала разработка теста, позволяющего определить ложь за счет изменений систолического давления крови.

Что такое полиграф?

В наше время полиграф или «детектор лжи» — это целый комплекс устройств, состоящий из:

  • ноутбука с необходимым программным обеспечением
  • 5 – 8 датчиков, фиксирующих различные физиологические показатели
  • собственно, самого полиографолога, человека, без которого понять где грань между правдой и ложью будет невозможно.

Важно понимать, что полиграф сам по себе ничего не показывает. То есть он не говорит: «Это правда», а вот тут человек соврал. Он лишь замеряет биологические изменения в человеческом организме.

А вот сами ответы дает именно специалист полиграфолог. И от того, насколько этот человек профессионал, и зависят результаты.

Как работает полиграф?

1. Установка датчиков. Испытуемому предлагают закрепить несколько датчиков. Каждый из них фиксирует определенный показатель. Комплексно же во время тестирования полиграф контролирует:

  • грудное дыхание
  • диафрагматическое дыхание
  • электропроводность кожи
  • сердечный ритм
  • кровенаполнение в периферических сосудах
  • артериальное давление
  • коврик под ноги и треморные датчики

2. Краткий инструктаж от специалиста. Перед началом теста полиграфолог рассказывает, как следует отвечать на вопросы.

3. Настройка и калибровка прибора.

В качестве калибровки детектора задают вопросы, на которые психолог точно знает ответы. Могут спрашивать что-то вроде: «Вас зовут Дмитрий?», «Вам 38 лет?» и так далее.

4. Анализ ответов. Вердикт. После 100 – 300 вопросов полиграфолог приступает к изучению полученных графиков и делает выводы.

Можно ли доверять полиграфу

Хороший полиграфолог — это залог успешного и достоверного теста на правду и ложь. Этот человек должен иметь хорошую психологическую подготовку. Почему? Да потому что он должен владеть приемами давления на пациента.

Используя тестовый набор вопросов полиграфолог определяет, как конкретный человек физиологически реагирует, на правду и ложь. У кого-то учащается дыхание, но остается неизменным пульс, у кого-то наоборот.

Например, во время теста один и тот же вопрос могут задавать по несколько раз. При этом смысловая суть его остается прежней, а вот мозг испытуемого в этот момент реагирует на него по разному.

Задача полиграфолога правильно отреагировать на подобные скачки давления и пульса. То есть точно результата, по сути, зависит от одного человека.

Но если он профессионал, то процент достоверности теста по статистике составляет около 95 – 98%.

Где используют детектор лжи?

В последнее время полиграф стали использовать при приеме на работу. Правда, количество потенциальных желающих трудоустроиться в такие компании резко падает после того, как кандидаты узнают о необходимости пройти тест на детекторе лжи.

Но самое популярное место эксплуатации детекторов лжи:

— правоохранительные органы (с целью допроса подозреваемых)
— правительственные учреждения

По статистике в России практически каждая десятая компания предлагает пройти тест на детекторе лжи.

Разумеется, от такой проверки можно отказаться. Правда, шансы на трудоустройство после такого решения резко падают. Ведь вы же явно что-то скрываете от будущего начальства.

Почему полиграф не используют для раскрытия преступлений

Казалось бы, если полиграф позволяет получить ответы на любые вопросы, убедившись, правда это или ложь, почему детектор лжи не используют повсеместно при расследовании преступлений?

Дело в том, что сегодня полиграф позиционируется лишь как косвенное доказательство вины. А все из-за такого понятия, как «Капкан Брокау».

Это частный случай в психологии человека, появившийся в терминологии в 1985 году.

Его суть в том, что у некоторых людей физиологические проявления на обман могут оказаться частью их обычного поведения. Полиграфолог может оценить поведение таких людей неверно, тем самым, говоря на сленге представителей этой профессии, «угодить в капкан Брокау».

Учитывая это, использовать полиграф как единственный достоверный инструмент раскрытия преступлений нельзя.

Все потому, что на многие довольно сложные вопросы человек может отвечать с волнением. То есть если вас подозревают в том, чего вы не делали, но вам угрожает 10 – 15 лет тюрьмы, вряд ли при тестировании на полиграфе на вопрос «Вы виновные в преступлении?» вы будете думать непосредственно об ответе на вопрос.

Вас будут терзать всевозможные мысли: о будущем, о семье, о последствиях, но никак не о том, что вы не причастны к этому. Все это фиксирует полиграф и различить такое нервное возбуждение от истинной лжи можно лишь после многократных повторений вопроса и щепетильного тестирования.

Квалификация полиграфолога тут важна прежде всего. А значит приговор, по сути, будет зависеть от одного человека. Его ошибка может стоить судьбы другого.

А можно ли обмануть полиграф?

Как говорится, нет ничего невозможного. Потратив пару месяцев на обучение и оттачивание методик обхода полиграфа, можно натренировать свой организм так, что детектор лжи будет вводить полиграфолога в заблуждение.

Суть обхода полиграфа в том, чтобы научиться контролировать свое эмоциональное состояние. И делать это придется не только во время тестирования, но и в повседневной жизни. Регулярно и методично вам придется контролировать свои эмоции.

За время теста вам могут задать сотни всевозможных вопросов. Для того, чтобы сдерживать себя в руках, придется потратить месяцы. Впереди долгое освоение практик медитации и умиротворения собственных эмоций.

Впрочем, обмануть полиграф можно и иначе:

— у вас есть дар от природы
— вы профессиональный актер, способный достоверно играть и верить в то, что играете
— у вас очень развито чувство самоконтроля

Наконец, если вы психопат и адекватно не воспринимаете реальность. Страдающим нервными и умственными расстройтствами людям обман полиграфа дается легко. Они просто не понимают, где реальное, а где вымышленное.

По сути, для обхода полиграфа нужно лишь одно — верить в то, что вы говорите настоящую правду (даже если это ложь) и быть спокойным как удав. Но на тренировку этих качеств люди тратят годы.

Да и, к тому же, нужно ли вам такое умение? Если вам есть скрывать что от самого себя, то может просто нужно пересмотреть свое мировосприятие?

Делаем выводы

1. Эффективность полиграфа доказана — он действительно позволяет вывести на чистую воду среднестатистического человека.

2. Полиграф редко используют в криминалистике из-за наличия человеческого фактора. Судьба человека во время тестирования находится в руках полиграфолога. А ведь он может ошибиться.

3. Полиграф можно обмануть, но только после месяцев практики и непосредственном регулярном доступе к прибору.

4. Детектор лжи уже активно используют не только в правоохранительных органах, но и при приеме на работу во многие авторитетные компании.

5. Сам по себе полиграф не отвечает на вопросы и не дает четкой картины где правда, а где ложь. Он лишь считывает физиологические показатели, а ответ дает обученный специалист — полиграфолог. Он и анализирует множественные графики и динамику электромагнитных импульсов, снятых с помощью датчиков полиграфа.

🤓 Хочешь больше? Подпишись на наш Telegram. … и не забывай читать наш Facebook и Twitter 🍒 В закладки iPhones.ru Приборные комплексы, от которых ничего не скроешь.

Владимир Кузин

@xakerbox

DIY-техноман. Уверен, что все можно сделать своими руками. Коллайдер не в счет.

  • До ←

    10 необычных команд для Siri. Ваш iPhone может злобно смеяться

  • После →

    Жуткая статистика: в США разбивают тысячи iPhone в минуту

Как в полиции проверяют на детекторе лжи — Российская газета

Исследования на полиграфе в последнее время стали очень популярны при приеме на работу в компании, банки, силовые ведомства. Хотя процедура проводится только с письменного согласия, многие соискатели испытывают стресс. О том, может ли волнение повлиять на результат и как следует себя вести в процессе тестирования, «РГ» рассказал начальник отделения психологической работы, специалист-полиграфолог УМВД России по Курганской области майор внутренней службы Сергей Ивченко. За три года через его кабинет прошло около 700 человек.

Сергей Валерьевич, ваши подопечные волнуются во время исследования?

Сергей Ивченко: Наш основной контингент — кандидаты на службу в органы внутренних дел. Кроме того, тестирование проходят действующие сотрудники, назначаемые на вышестоящую должность. Те, кто приходит первый раз, обычно испытывают волнение. Чтобы снять напряжение, мы предварительно беседуем с кандидатом, стараемся установить с ним психологический контакт. Затем показываем, как устроен полиграф. Это компьютер с сенсорным блоком и датчиками, фиксирующими физиологические показатели организма. А кроме того, объясняем, как нужно вести себя в кресле, предлагаем даже посидеть в нем, адаптироваться.

А как надо себя вести?

Сергей Ивченко: Я советую принять, условно говоря, позу сфинкса. На кресле есть широкие подлокотники. Нужно полностью положить на них руки, ноги на всю ступню поставить на пол, смотреть перед собой. Глаза не должны бегать, жмурить их сильно тоже не стоит. На человека крепятся датчики, они же вмонтированы в подлокотники, спинку, сиденье, под ножки кресла. Малейшее движение пальцами рук или ног, легкий тремор, напряжение мышц — все отразится на мониторе. Если движение повторяется, мы расцениваем это как противодействие полиграфу и вправе прекратить исследование.

Может, человек слишком эмоциональный…

Сергей Ивченко: Если полагаться только на показатели прибора, специалист не нужен. Когда есть сомнения, проводим другие исследования, проверяем и перепроверяем данные. Вот пример из практики. Молодой человек устраивался к нам на службу. При тестировании мы говорили с ним про наркотики. Парень признался, что однажды попробовал их во время срочной службы. Не понравилось. Начинаю задавать вопросы, тут же полиграммы (графики) выдают повышенные психофизиологические реакции: сердце стало чаще биться, дыхание сбилось, словом, организм повел себя не так. Молодой человек утверждает: ничего, что связано с незаконным оборотом наркотиков, он не совершал. Идем по вопросам дальше. Реакция та же. В итоге сделали вывод: человек что-то скрывает. Спустя некоторое время пригласили его повторно. Он рассказал, что принимал наркотики не один, а более четырех раз. Всю правду скрыл, а организм его выдал. Встречаются среди тестируемых очень совестливые люди. Один, например, вспомнил, как в детстве украл у друга телефон, потом ему стало стыдно и он подбросил его хозяину. Можно ли человека считать вором? Мы не выносим поспешных решений. К каждому подходим индивидуально.

Вы всегда обсуждаете темы перед тестированием?

Сергей Ивченко: Обязательно. Темы открытые, касаются незаконного оборота наркотиков, оружия, связей с криминальным миром, совершения преступлений, склонности к злоупотреблению служебными полномочиями и т. д. За рамки темы не выходим. Это не допрос, а диалог, мы не пытаемся выудить какую-то информацию. Важно получить объективные данные. Поэтому человек должен быть спокоен, четко отвечать на вопросы. Если ему что-то непонятно, он может спросить об этом. Сама процедура достаточно монотонна и нетороплива, в среднем занимает не менее двух часов.

Были в вашей практике такие, кто не прошел исследование?

Сергей Ивченко: Полиграф проходят все. А вот негативную информацию скрывает примерно десять процентов тестируемых.

Можно ли обмануть полиграф?

Сергей Ивченко: Детектор оценивает физиологические показатели, которые не поддаются контролю. Можно, наверное, научиться контролировать эмоции и перехитрить технику, но опытного полиграфолога обмануть невозможно. Помимо показаний датчиков, мы следим за интонацией, тембром голоса, жестами. Разработаны специальные методики, позволяющие отличить правду от лжи.

Если полиграф способен любого вывести на чистую воду, откуда берутся коррупционеры?

Сергей Ивченко: Однозначно на этот вопрос трудно ответить. Надо знать все обстоятельства дела. К тому же полиграфолог не цыганка. Специалист вправе задавать вопросы только по фактам, которые уже свершились, и не может предсказать будущее. По нормативам заключение полиграфолога действует в течение года. А человек меняется. Возможно, на момент тестирования он был искренен, а потом изменился. Кстати, данные полиграфа у нас не принимают в качестве доказательств в суде. Исследование достаточно достоверное, но все-таки содержит дополнительную информацию и носит вероятностный характер. Если, допустим, следствие не подкрепило свое обвинение безупречной доказательной базой, полиграф не спасет.

Тем временем

В Кургане появились частные организации, предлагающие психофизиологическое исследование на полиграфе. Как рассказали в одной из компаний, чаще всего к ним обращаются работодатели, чтобы удостовериться в порядочности сотрудников или протестировать претендента на вышестоящую должность. Но, бывает, заходят семейные пары, желающие проверить на детекторе лжи кого-то из супругов.

Насколько достоверны результаты проверки на полиграфе

Полиграф, «детектор лжи», активно применяется в судебной практике и не только, и в восприятии обывателя является надежным инструментом по определению обмана. Однако ученые с этим не согласны.

Полиграф — «детектор лжи» — появился как прибор для криминалистов, но сегодня его применение становится все более широким. Работодатели используют его на собеседованиях и применяют среди уже работающих сотрудников, богачи тестируют прислугу и охранников, коммерческие организации готовы допросить с помощью полиграфа хоть ваших партнеров по бизнесу, хоть детей, чтобы узнать, как те учатся.

Полиграф прочно обосновался на российском телевидении, став частым элементом, а то и основой для многочисленных ток-шоу. Насколько же можно доверять результатам, полученным с его помощью?

Как все начиналось

Методики по определению лжи существуют с незапамятных времен. Еще в Древнем Китае подсудимому клали под язык рис и зачитывали обвинения — считалось, что если рис остался сухим, у подсудимого от страха разоблачения остановилось слюноотделение и его вина доказана. Аналогичные способы, основанные на физиологических реакциях, практиковались в Древней Индии, Африке и других странах.

Прообраз современного полиграфа появился в XIX веке.

Итальянский физиолог Анджело Моссо выяснил, что если человеку предъявлять внушающие страх образы, его сердцебиение становится более частым. На основе этих данных был создан гидросфигмограф — устройство, с помощью которого на диаграмму фиксировались изменения кровяного давления допрашиваемого. В начале ХХ века стало также известно, что при попытке обмана меняется дыхание допрашиваемого. В последующие годы к этим показателям добавилось также сопротивление кожи.

В СССР полиграф применялся не слишком широко. В последние годы существования СССР ряд российских полиграфологов набирался опыта у зарубежных коллег. В 1994 году был подписан приказ МВД России «Об утверждении инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан», после чего эта методика стала применяться все более и более активно. В XXI веке появилось множество курсов подготовки полиграфологов, а сама услуга по проверке на полиграфе предлагается десятками компаний.

Как это работает

Современные полиграфы регистрируют все те же показатели, что и в прошлом веке — дыхание, сердечно-сосудистую активность и электропроводность кожи. Иногда к ним добавляются датчики тремора, голоса и других показателей, не играющих основной роли.

В начале допроса специалист «калибрует» полиграф, задавая испытуемому вопросы, на которые полиграфолог знает ответ — например, имя и возраст допрашиваемого. Затем идут основные вопросы, во время ответов на которые полиграфолог анализирует изменения в показателях.

Формулировка вопроса подразумевает, что ответить на него можно только «да» или «нет».

Чем более значим для конкретного человека вопрос, тем более выраженной будет физиологическая реакция. Полиграф фиксирует выраженность реакции, а вот то, почему вопрос важен: потому что человек сам совершил преступление, потому что по рассказам следователя знает о том, как все происходило, или потому, что он уже полтора года под следствием — это может решить только полиграфолог.

На показатели полиграфа могут повлиять расстройства психики, например, ПТСР или тревожное расстройство, болезни сердца и дыхательной системы, эпилепсия, беременность. Как правило, при подобных состояниях проверка не проводится (если о них известно). Также результаты могут исказить похмелье, прием определенных препаратов, хронический недосып.

Существует множество «народных» способов обмануть полиграф вроде подкладывания под палец ноги кнопки, боль при надавливании на которую будет вызывать фальшивую реакцию, или напряжения мышц, чтобы запутать датчики давления, однако их эффективность не слишком активно исследовалась. Также талантливым актерам приписывается способность обманывать полиграф, вживаясь в образ и искусственно вызывая у себя те или иные реакции.

Что думают ученые

Специалисты считают, что полиграф бессмысленно пытаться запутать, он и так ошибется — вернее, тот, кто будет интерпретировать результаты.

Так, известный американский психолог и специалист в области поведенческой генетики Уильям Иаконо в Кэмбриджском учебнике «Handbook of Psychophysiology» отметил, что «имеющие отношение к преступлению вопросы не дают адекватного контроля над тем эмоциональным влиянием этих вопросов, которые они могут иметь на испытуемых». Иными словами, даже невиновный подозреваемый может представить себе последствия того, если он будет признан виновным в совершении преступления, когда его допрашивают, и это может повлиять на его эмоции.

Также Иаконо акцентировал внимание на низком качестве работ, которые могли бы подтвердить эффективность полиграфа. «В совокупности, было мало свидетельств, которые бы укрепили научную базу тестирования на полиграфе», — заключил он.

Скептично настроен по отношению к полиграфу и профессор Брайденского университета, психолог Леонард Сакс. «Природа обмана такова, что нет надежного способа проверить правильность тестирования. Не существует уникальной физиологической реакции при обмане», высказался он, комментируя самое масштабное исследование достоверности полиграфов, в котором и сам принял участие. Работа Национального исследовательского совета Академии наук США объемом более 400 страниц позже даже была выпущена в виде книги.

Исследование, проводившееся в течение 19 месяцев экспертами в области психологии, инженерии, юриспруденции и другими специалистами, подтвердило давние сомнения в эффективности испытания на полиграфе. Авторы отобрали 57 научных статей, посвященных работе на полиграфе, и тщательно изучили их с точки психологии, физиологических реакций организма, имеющихся статистических данных. Также большое внимание было уделено дизайну исследования — ученых возмутило, что во многих работах оценивалось лишь несколько факторов, способных повлиять на точность результата тестирования, в то время как в реальности их намного больше.

«Поп-культура и СМИ часто изображают детекторы лжи в виде чудодейственных телепатических машин.

Мистика, вместо твердой научной основы окружающая детекторы, сама по себе многое объясняет и говорит о ценности этого прибора.

Кроме того, федеральное правительство никогда не занималось всерьез развитием ни одного научного метода обнаружения обмана посредством анализа психологических и физиологических реакций индивидуумов», — говорится в докладе.

Как и Иаконо, авторы работы подчеркнули, что работы, показывающие эффективность полиграфа, имеют очень низкий уровень качества. Также, как оказалось, критерии оценки ответов различались в разных агентствах, предоставляющих услугу тестирования на полиграфе.

Кроме того, к искажению результатов может привести некорректная формулировка вопросов. Например, отвечая «да» или «нет» на вопрос вроде «Вы когда-нибудь раскрывали секретную информацию посторонним лицам?», испытуемый может допустить, что действительно когда-то мог это сделать, или же, наоборот, искренне верить, что такого не было, хотя в действительности эта ситуация имела место.

«Есть свидетельства, что говорящие правду члены социально стигматизированных групп и те испытуемые, которых считают виновными, могут демонстрировать при тестировании на полиграфе эмоциональные и физиологические реакции, свидетельствующие о лжи», — отметили авторы.

Заключение оказалось весьма неутешительным.

Несмотря на длительную историю применения, не набралось достаточного количества данных, свидетельствующих о том, что с помощью полиграфа можно с высокой точностью выяснить, врет человек или нет.

Теоретическое обоснование принципа действия полиграфа оказалось слабым и вызывающим много вопросов. За все время существования прибора не было практически никакого прогресса в исследованиях и технике работы с ним. Дальнейшие перспективы полиграфа, по мнению исследователей, не слишком радужны — если его точность и удастся повысить, то лишь в умеренных пределах.

В случае тестирования сотрудников при приеме на работу процент правильно определенной полиграфологом лжи оказался не выше порога случайного угадывания. Несколько лучше оказались результаты при допросе предполагаемых преступников. Однако это не значит, что стоит полагаться на полиграф в суде — так можно сломать жизнь невинному человеку.

Последствия

Одним из самых известных стал случай американца Флойда Фэя, который в 1978 году был арестован по подозрению в убийстве, которого не совершал. Суд вынес приговор на основании данных полиграфа. Когда полиция поймала убийцу, Фэй был оправдан. Но до этого он успел подать апелляцию, в которой четверо полиграфологов, изучив те же данные, не нашли свидетельств его лживости.

Похожий случай был и в России. В 2010 году чиновник Минтранса Владимир Макаров был обвинен в сексуальном насилии в отношении своей семилетней дочери — когда девочка попала в больницу, врачи якобы обнаружили в анализе мочи неподвижных сперматозоидов. Макаров по собственной инициативе прошел проверку на полиграфе, однако когда он отказался заплатить солидную сумму денег за расширенное исследование, полиграфолог Игорь Нестеренко передал в Следственный комитет заключение о том, что Макаров совершал сексуальное насилие в отношении дочери. Это послужило поводом для ареста Макарова.

При повторном исследовании того же анализа мочи девочки, теперь уже судмедэкспертами, сперматозоиды найдены не были, а у самой девочки оказалась целой девственная плева и не было повреждений наружных половых органов.

И ребенок, и родители отрицали возможность сексуальных контактов. Кроме того, на вещдоках не было следов спермы и ДНК отца. Несмотря на это, Макаров был приговорен к 13 годам лишения свободы в колонии строгого режима на основании лишь показаний полиграфолога и комментария детского психолога, сделавшей выводы о возможности сексуального насилия над девочкой по ее рисункам. Психолог вскоре уволилась, а центр, где она работала, отказался в дальнейшем участвовать в уголовных делах, связанных с сексуальными действиями в отношении детей.

Есть ли альтернатива?

Исследование специалистов Пенсильванского университета, опубликованное в журнале Journal of Clinical Psychiatry, показало — сканирование мозга с помощью функциональной МРТ дает куда более надежные результаты.

28 участников исследования прошли проверку на полиграфе и сканирование мозга с помощью фМРТ. В обоих случаях они отвечали на одни и те же вопросы, на часть честно, на часть — нет. Затем исследователи предложили интерпретировать результаты трем полиграфологам и трем экспертам по нейровизуализации.

Полиграфологи смогли верно интерпретировать данные лишь в 2/3 случаев, в то время как фМРТ позволяла выявить ложь с 90%-ной точностью.

Если испытуемому несколько раз задавался вопрос, на который он честно отвечал «да», полиграф все равно показывал изменения в показателях, которые полиграфологи трактовали как признак лжи.

«Полиграф измеряет лишь несколько показателей, в то время как при фМРТ детально рассматриваются тысячи участков мозга», — поясняют исследователи.

Интересно, что в 17 случаях, когда показания фМРТ и работы полиграфа говорили об одном и том же, результат был правильным на 100%. Исследователи надеются, что это послужит дальнейшему совершенствованию методик выявления лжи и в будущем они все-таки станут достаточно надежными, чтобы им можно было доверять.

Обмануть детектор лжи: как работает полиграф и чего хотят эксперты

Небольшой черный аппарат с подведенными к нему шестью проводами как никто другой знает, когда человек врет. Динамику физиологических реакций ему передают специальные датчики: три зафиксированы на пальцах, два — на животе и груди, остальные — металлические круглые пластины — лежат под ножками стула. Если пульс, дыхание, электропроводность кожи и двигательная активность резко меняются, то «кривая» на мониторе компьютера взлетает, что может навести следователя на сомнения. Накануне такой тест опробовала сотрудник редакции «МК в Туле» Юлиана Трофимова.

От первого лица…

«Память — это функция мозга, во время работы которого происходят изменения физиологии. Именно их мы можем контролировать при помощи датчиков. Кстати, датчики взяты из медицинской практики, являются абсолютно безопасными для организма», — говорит Александр Кондрашов, эксперт Северо-Западного филиала ФГКУ «Судебно-экспертный центр Следственного Комитета», прикрепляя ко мне провода детектора.

Для справки:

Объектом экспертного исследования являются физиологические проявления протекания психических процессов, связанных с восприятием, закреплением, сохранением и последующим воспроизведением человеком информации о каком-либо событии. 

По словам специалиста, чтобы пройти полиграф, сидеть нужно ровно и спокойно, смотреть прямо. Шевелиться нельзя, лежащие на полу датчики почувствуют любое даже незаметное движение и обязательно отразят это на полиграмме.

Когда все 6 датчиков установлены, эксперт начинает набирать воздух в надетую на мою руку манжету (по типу аппарата для измерения артериального давления). Далее две минуты покоя. В это время приборы считывают мои физиологические изменения.

Трофимова Юлиана на полиграфе.

Когда датчики зафиксировали показатели, полиграфолог выпускает воздух из манжета, дает минуту на передышку, после которой, подтвердив мою готовность к опросу, снова набирает в манжет воздух. Следом начинает тест:

— Ваше имя Марина? — Нет.

— Ваше имя Кристина? — Нет.

— Ваше имя Алина? — Нет.

— Ваше имя Юлиана? — Нет.

— Ваше имя Ирина? — Нет.

Всего три таких теста с хаотичной последовательностью имен, разной постановкой одного и того же вопроса, и результат готов. Полиграфолог предлагает мне ознакомиться с результатами. Проанализировав показатели, эксперт делает вывод, что при ответе «нет» на вопрос «ваше имя Юлиана?»  были выявлены психофизиологические реакции.

Все верно, именно здесь я и соврала.

Да или нет

«Вопросы повторяются по 3-4 раза (иногда до 6 раз) для того, чтобы исключить ошибку и не навредить ни следователю, ни человеку. Да, это долго, нудно, иногда неприятно, но необходимо», — объясняет эксперт-полиграфолог Александр Кондрашов. Все вопросы, которые будут заданы гражданину, обсуждаются заранее, чтобы во время анализа тот четко мог ответить «да» или «нет».

Полиграф «Диана 3».

Спонтанных фраз во время теста от полиграфолога ждать не стоит. При этом, по словам эксперта, отношение человека к той или иной ситуации полиграф не рассматривает. Прибор работает с психофизиологическими реакциями, обусловленными информированностью человека о каком-либо событии, и анализирует видел, слышал, знает человек что-либо или нет. Так формируется степень подтверждения той информации, которую он озвучивает следователю и которой владеет реально. Новую информацию полиграфолог не выясняет.

«Есть люди добросовестные, которые сообщил следователю все как было. Есть те, кто в чем-то не разобрался. Есть — патологические лжецы. Есть такие, которые что-то утаивают. Эксперту необходимо определить, с кем из них он работает в конкретном случае», — говорит Александр Кондрашов.

Александр Кондрашов.

Чего хочет полиграфолог?

Тест на детекторе лжи к категории допроса не относится, он бывает необходим в дополнение к нему. В России эта процедура добровольная, проводится в основном по стандартной схеме.

Сначала полиграфолог вводит опрашиваемого в курс дела, выносит на обсуждение вопросы теста. Опрашиваемый подписывает документ об участии в полиграфическом исследовании и только потом специалист начинает задавать вопросы.  

«Мы работаем с человеком только после того, как с ним пообщался следователь, и если этого требует ситуация. Моя задача выяснить осведомленность опрашиваемого о каком-либо событии. Бывает, что ко мне на полиграф по два раза по разным делам попадают одни и те же люди. Кстати, процентов 70 от общего числа опрошенных — это вовсе не преступники», — говорит эксперт-полиграфолог Александр Кондрашов.

«Современные технологии применения полиграфа» — настольная книга Александра Кондрашова.

Поножовщина в Донском

Однажды одному из невиновных полиграф помог остаться честным. Произошло это в Донском. Нетрезвый местный житель, решивший выпить еще, отправился на поиски спиртного. Возвращаясь с бутылкой, ему встретился лежащий на земле мужчина, он просил о помощи. Как оказалась, неизвестный ударил того ножом, пострадавший истекал кровью.

Мужчина, забыв об алкоголе, дотащил потерпевшего до остановки. Там попросил вызвать помощь. Медики сообщили о произошедшем в полицию. Правоохранители начали разбирательства, и в первый круг подозреваемых попал тот самый житель Донского. Осложняло ситуацию то, что ранее он привлекался к ответственности за нарушения, в связи с чем подозрения по поводу его причастности к произошедшему усиливались.

Датчики измерения дыхания.

Следствием было принято решение протестировать мужчину на полиграфе. Александр Кондрашов, который работал с подозреваемым, по результатам анализа, пришел к выводу, что тот не знает обстоятельств преступления: «Напомню, полиграф работает с информированность о событии, запечатленной в памяти. А человек не может помнить того, чего он никогда не видел, не слышал и не знал».

В итоге, злодеем действительно оказался другой человек. Его быстро вычислили, задержали и привлекли к ответственности по всей строгости закона. Если бы первый подозреваемый отказался от теста, вполне возможно, что ситуация бы обернулась против него, но скрывать мужчине было нечего, а потому полиграф был ему только в помощь.

Как «обойти» полиграф?

«В интернете описано много способов, которые якобы помогут обмануть полиграф. Но если человеку не надо обманывать, он не будет класть под пятки иголки, пытаться закусить губу или что-то еще… Часть из этих советов придумали сами полиграфологи, чтобы облегчить себе жизнь, ведь специалист всегда видит, что его пытаются обмануть, но ни машину, ни эксперта обычному гражданину «обойти не под силу«, — говорит Александр Кондрашов.

P.S. По одной из версий, сотрудники спецслужб и разведчики, действительно могут овладеть навыками противодействия детектору лжи, но это совершенно закрытая область для обычных граждан.

Способы «обхода» полиграфа, описанные в интернете:

  •  наглотаться успокоительных таблеток,
  • жать на кнопку, подложенную в ботинок,
  • фантазировать на сексуальные темы,
  • рисовать морской прибой в своем воображении,
  • напрягать мышцы,
  • прикусывать губу,
  • неестественно дышать, кашлять, двигаться.

Важно то, что преступники всегда боятся разоблачения и от этой мысли избавиться очень сложно. Самый простой и действенный для простых граждан способ пройти детектор лжи один — не врать, как это делает полиграф.

Еще больше интересного здесь. 

Прибора детектор лжи не существует

 

Понятия детектор лжи и полиграф часто используются как синонимы. В строгом смысле это не правильно, здесь происходит подмена понятий. Что такое детектор лжи? Каковы преимущества и результаты использования детектора лжи?

 

Содержание:

 

 

Детектор лжи – это полиграф или полиграфолог?

Понятия детектор лжи и полиграф часто используются как синонимы. В строгом смысле это не правильно, здесь происходит подмена понятий.

Полиграф – это прибор, регистрирующий физиологические корреляты эмоциональных реакций тестируемого и не более того. Ложь он не выявляет.

Прибора, выявляющего ложь или правду ВООБЩЕ не существует.

Задачу выявления лживых ответов тестируемого решает специальное психофизиологическое исследование — детекция лжи, представляющая собой строго регламентированную, многоэтапную процедуру и без участия специалиста полиграфолога задачи детекции лжи не выполнимы.

Полиграфолог анализирует записи регистратора и выносит свое заключение о фактах лжи или правды на основании фактов корреляции конкретных вопросов с конкретными психофизиологическими реакциями тестируемого, устойчивой ситуационной значимости для опрашиваемого отдельных вопросов и других критериев.

Таким образом, детектор лжи, в строгом смысле, – это сложная анализирующая система, решающая задачи детекции лжи и состоящая из двух неотъемлемых элементов – регистратора (прибор полиграф) и анализатора (полиграфолог).

Первая демонстрация возможностей прибора была в 1935 г. в США. Леонард Килер, использовал изобретенный им прибор в криминальном расследовании и смог доказать на суде виновность двух преступников в совершенном ими злодеянии.

С этого момента прибор стал быстро приобретать признательность во всем мире.

 

Стоит ли доверять детектору лжи?

Мишенью тестирования на детекторе лжи являются следы в памяти обследуемого. Если человек оказывался в значимой для него жизненной/бытовой ситуации, совершал там какие то действия, это надолго запечатлевается в его памяти. Доказано — с помощью детектора лжи запечатленная в памяти информация о значимом событии, о его действиях может быть выявлена даже если обследуемый спит.

В 1958 г. по ходатайству правозащитной организации, с целью реабилитации убийцы, отбывающего пожизненный срок и утверждавшего, что он не виновен, было проведено дополнительное обследование. По настоянию губернатора штата Мэн было решено заключенного проверить на детекторе лжи. Прохождение детектора лжи подтвердило правомерность пожизненного приговора. С момента совершения преступления прошло 34 года, но детектор лжи смог выявить наличие в его памяти знаний о таких деталях преступления, которые знал ТОЛЬКО ПРЕСТУПНИК!

 

Применение детектора лжи

В наше время прибор используется при проведении расследований и проверки благонадежности.

С его помощью решаются такие задачи как:

  • сужение круга подозреваемых, выявление причастных к правонарушениям;
  • выяснение фактов совершения противоправных деяний;
  • выявление всех участников с определением их ролей;
  • получение признательных показаний;
  • получение дополнительных фактов по делу;

Использование детектора лжи просто незаменимо в ситуациях, в которых иными методами нет возможности получить достоверную информацию.

Например:

  • при необходимости подтвердить/опровергнуть информацию из биографии, которая нигде не была документально зафиксирована и не может быть опровергнута или подтверждена иными лицами;
  • при необходимости выявить достоверную информацию, получение которой иными методами требует больших финансовых, временных затрат, привлечение значительных людских ресурсов;
  • при необходимости срочно выявить достоверную информацию. В таких ситуациях, как правило, не помогает даже привлечение больших сил и средств;

 

Таким образом, комплекс: детектор лжи + научно обоснованная методика применения детектора лжи + полиграфолог с высокой квалификацией — это и есть наиболее эффективный инструмент для получения достоверной (95-99%) информации по всем интересующим заказчика вопросам с минимальными финансовыми, временными и иными затратами.

Проверка на детекторе лжи

Процедура проведения проверки на детекторе лжи четко регламентирована и добровольна.

Тестирование всегда начинается с объяснения целей и задач, принципов работы прибора, датчиков, объяснения порядка проведения обследования.

Предтестовая беседа – очень важный этап проверки, необходимый для:

  • снятия страхов тестируемого путем обсуждения с ним всех вопросов теста.
  • подбора максимально эффективной модели общения с обследуемым, выявления сильных и слабых сторон его личности.
  • выбора обследуемым модели своего поведения. Именно на этом этапе тестируемый решает, будет он врать или нет.

 

Тест проводится несколько раз с изменением последовательности задаваемых вопросов с целью исключить привыкание тестируемого к процедуре проверки и исключения влияния как внешних факторов, так и возможных попыток противодействия на результаты теста.

Процедура прохождения детектора лжи строго регламентирована. Результаты детектора лжи обеспечиваются соблюдением всех стандартов работы.

 

Детектор лжи можно ли обмануть

Прибор обмануть нельзя, полиграфолога можно в случае низкой квалификации.

 

Результаты детектора лжи

Использование детектора лжи стало законным инструментом современного бизнеса. В силу своих преимуществ он помогает успешно решать самые разные проблемы во многих запутанных ситуациях.

Вот несколько ситуаций из нашей практики.

На предприятии по производству упаковки для мясных продуктов и сыров использовались собственные разработки, являющиеся его коммерческой тайной. В СБ возникли подозрения по поводу возможности кражи данной информации и передачи ее конкурентам, были приглашены наши специалисты. Проверка установила факт кражи, участников, было установлено также на какой машине в какое место будет доставлена информация с целью ее передачи. Оперативно полученные сведения помогли поймать злоумышленника с поличным.

Нас пригласили на предприятие по производству обуви и других изделий, на котором использовались собственные разработки в создании резиновых и пластиковых материалов. Причиной стало отсутствие роста оборота и прибыли на протяжении длительного времени. Проверка установила факт создания собственного параллельного бизнеса и увода части клиентов предприятия менеджером этого направления. Результаты проверки послужили доказательством в суде того, что работодатель понес ущерб непосредственно из-за противоправных действий сотрудника, а не по иным причинам, суд был выигран.

 

Услуги детектора лжи

Наша компания оказывает услуги детектора лжи как юридическим, так и частным лицам, которые помогут вам избежать обмана, сохранить свои деньги, время, здоровье.

Наши специалисты имеют большой практический опыт успешного решения различных в запутанных профессиональных, житейских, бытовых ситуациях.

Заказать проверку на детекторе лжи вы можете кликнув на кнопке «Оставить заявку». Получить информацию по всем интересующим вопросам — сколько стоит пройти детектор лжи, как проверить на детекторе лжи сотрудников/мужа/жену/ребенка и другие, вы можете кликнув на кнопке «Написать письмо» или позвонив по указанным телефонам.

 

Где пройти полиграф?

Мы окажем вам наши услуги в удобной для вас форме сотрудничества, в удобное для вас время и месте.

Прямо сейчас Вы можете:

получить бесплатную консультацию по интересующим вопросам

оставить заявку на проведение исследований/экспертизы.

Связаться с нами очень просто — позвоните!

 

Наш опыт — Ваша гарантированная безопасность!

 

Статьи по теме:

 

Проверка на полиграфе | детекторе лжи

Услуги проверка на полиграфе

Цены на услуги — проверки на полиграфе (детекторе лжи)

Отзывы, кейсы полиграф детектор лжи

Полиграф против корпоративного воровства

Применение полиграфа для уменьшения потерь в бизнесе.

Детекция лжи — выявление информации. Метод детекции лжи

Детекция лжи с применением полиграфа позволяет оценить достоверность полученной от опрашиваемого человека информации. Суть метода детекции лжи состоит в том, что в процедуре детекции лжи фиксируются психофизиологические реакции человека, происходящие в результате задаваемых вопросов и полученных ответов. Наличие или отсутствие в памяти (подсознании) проверяемого интересующей информации фиксируется полиграфом, однако выявляется специалистом.

Основная задача метода инструментальной детекции лжи состоит в том, чтобы выяснить наличие в памяти человека необходимых данных (фактов, обстоятельств произошедших событий). Как говориться «Ничто на земле не проходит бесследно!»,  — и это действительно так, даже если какое-то событие осталось незамеченным для окружающих, оно обязательно сохранится в подсознании человека и детекция лжи помогает это проверить. Перед тем, как покупать детектор лжи рекомендуем Вам ознакомится с основными принципами работы полиграфа.

Принцип детекции лжи (основная методика)

Подсознание человека всегда фиксирует абсолютно всю информацию, поступающую через всевозможные каналы восприятия организма (зрение, слух, обоняние, осязание и т.д.). Факты произошедших событий отпечатываются в памяти человека тем прочнее, чем более значительным было эмоциональное переживание, сопровождавшее их.

Вторым непреложным свойством подсознания является то, что оно всегда «правдиво», оно может только «подтверждать» или «отрицать» факты. Оценивать произошедшее по категориям «хорошо — плохо» присуще только сознанию – нашему «недремлющему критику».

Следовательно, ложь это производная от сознательного восприятия мира. Ложь, как и стресс – естественная защитная функция организма, помогающая ему адаптироваться и выжить. Для человеческого организма любая ложь это микростресс: если подсознание «подтверждает» что-либо, а сознание «отрицает», то в результате такого «рассогласования мнений» в считанные секунды в организме зарождается, развивается и гаснет «внутриличностный конфликт».

Именно эти скоротечно протекающие реакции организма (повышение давления, увеличение потоотделения, расширение зрачков и т.д.) качественно фиксируют высокочувствительные датчики современного полиграфа (детектора лжи) в ходе проведения процедуры детекции лжи.

Возможно ли обмануть детектор лжи?

«Возможно ли обмануть детектор лжи?» – довольно популярный и закономерный вопрос. Да, обмануть полиграф конечно возможно, но только если проверку проводит нерадивый «специалист», обученный где-нибудь и как-нибудь. Есть ещё один способ – попробовать «договориться» с проверяющим. Вот только обмануть детектор лжи, как и «договориться с полиграфом» — невозможно, да и оказывать противодействие полиграфу — бессмысленно. Ведь у детектора лжи нет интеллекта, он всего лишь регистрирует и отображает различные показатели психофизиологической активности организма испытуемого.

Возможно ли ошибиться при оценке результатов тестирования на «детекторе лжи»? – да, возможно! Специалисту-полиграфологу, как и любому человеку, присущи сомнения. Поэтому, объективность и опытность являются одними из основных качеств профессионала в сфере детекции лжи.

В настоящее время уже есть действующие технологии, позволяющие при исследовании памяти человека устранять большинство субъективных факторов, как со стороны морали, нравственности специалиста, так и со стороны большинства возможных видов противодействия тестируемого лица.

К примеру, наша компания в своей работе при инструментальной детекции лжи дополнительно применяет специальную систему психологического тестирования. В результате, сочетание проверки на полиграфе с методами прямого сканирования подсознания на порядок увеличивает непредвзятую объективность и достоверность результатов наших исследований.

Правда о детекторах лжи (также известных как тесты на полиграфе)

Тесты на детекторе лжи стали популярным культурным символом — от криминальных драм и комедий до рекламы — изображение ручки полиграфа, дико вращающейся на движущемся графике, является легко узнаваемым символом. Но, как утверждал психолог Леонард Сакс, доктор философии (1991), идея о том, что мы можем определить правдивость человека, отслеживая психофизиологические изменения, является скорее мифом, чем реальностью. Даже термин «детектор лжи», используемый для обозначения проверки на полиграфе, неверен.Так называемое «обнаружение лжи» включает вывода обмана посредством анализа физиологических реакций на структурированную, но нестандартную серию вопросов.

Инструмент, обычно используемый для проведения тестов на полиграфе, состоит из физиологического регистратора, который оценивает три показателя вегетативного возбуждения: частоту сердечных сокращений / артериальное давление, дыхание и проводимость кожи. Большинство экзаменаторов сегодня используют компьютеризированные системы записи. Частота и глубина дыхания измеряются пневмографами, обернутыми вокруг груди испытуемого.Сердечно-сосудистая деятельность оценивается с помощью манжеты для измерения кровяного давления. Электропроводность кожи (называемая гальванической кожей или электродермальной реакцией) измеряется с помощью электродов, прикрепленных к кончикам пальцев пациента.

Регистрирующий прибор и методы допроса используются только во время части проверки на полиграфе. Типичный экзамен включает предварительную фазу тестирования, в ходе которой объясняется техника и рассматривается каждый вопрос теста. Предварительное собеседование предназначено для того, чтобы убедиться, что испытуемые поняли вопросы, и вызвать у него опасения по поводу того, что он вводит в заблуждение.Обследования на полиграфе часто включают процедуру, называемую «стимулирующим тестом», которая демонстрирует точность прибора в обнаружении обмана.

В тестах на полиграфе обычно используются несколько методов опроса. Наиболее широко используемый формат тестирования для субъектов расследования уголовных преступлений — это контрольный вопросник (CQT). CQT сравнивает ответы на «соответствующие» вопросы (например, «Вы стреляли в свою жену?») С ответами на «контрольные» вопросы. Контрольные вопросы предназначены для контроля за воздействием в целом угрожающего характера соответствующих вопросов.Контрольные вопросы касаются проступков, которые аналогичны расследуемым, но относятся к прошлому субъекта и обычно имеют широкий охват; например: «Вы когда-нибудь предавали кого-нибудь, кто вам доверял?»

Предполагается, что человек, говорящий правду, боится контрольных вопросов больше, чем важных. Это связано с тем, что контрольные вопросы предназначены для того, чтобы вызвать у испытуемого обеспокоенность по поводу их прошлой правдивости, в то время как соответствующие вопросы касаются преступления, которое, как он знает, он не совершал.Паттерн большей физиологической реакции на соответствующие вопросы, чем на контрольные, приводит к диагнозу «обмана». Более широкий ответ на контрольные вопросы приводит к мнению о не обмане. Если не обнаружено различий между релевантными и контрольными вопросами, результат теста считается «неубедительным».

Альтернативная процедура на полиграфе называется «Тест на виновность» (Guilty Knowledge Test, GKT). GKT включает в себя разработку теста с несколькими вариантами ответов с заданиями, касающимися знаний, которые может иметь только виновный субъект.Например, проверка подозреваемого в краже может включать такие вопросы, как «Было украдено 500, 1000 или 5000 долларов?» Если только виновный подозреваемый знает правильный ответ, более серьезная физиологическая реакция на правильный выбор укажет на обман. При наличии достаточного количества заданий можно разработать психометрически обоснованную оценку. ГКТ широко не используются, но есть большой интерес к этому. Одним из ограничений GKT является то, что он может использоваться только тогда, когда следователи имеют информацию, которую может знать только виновный субъект.Интерпретация «без обмана» также является потенциальным ограничением, поскольку может указывать на недостаток знаний, а не на невиновность.

Точность (то есть достоверность) проверки на полиграфе долгое время вызывала споры. Основная проблема носит теоретический характер: нет никаких доказательств того, что какой-либо паттерн физиологических реакций является уникальным для обмана. Честный человек может нервничать, отвечая правдиво, а нечестный человек может не беспокоиться. Кроме того, существует несколько хороших исследований, подтверждающих способность процедур полиграфа обнаруживать обман.Как отмечают д-р Сакс и израильский психолог Гершон Бен-Шахар (1999), «на самом деле может быть невозможно провести надлежащее исследование валидности». В реальных ситуациях очень сложно узнать, что такое правда.

Особая проблема заключается в том, что исследования на полиграфе не отделили плацебо-подобные эффекты (уверенность субъекта в эффективности процедуры) от реальной связи между обманом и их физиологическими реакциями. Одна из причин, по которой тесты на полиграфе могут показаться точными, заключается в том, что субъекты, которые считают, что тест работает и что их можно обнаружить, могут признаться или будут очень тревожиться, когда их расспрашивают.Если эта точка зрения верна, детектор лжи лучше назвать детектором страха.

Некоторая путаница в отношении точности тестов на полиграфе возникает из-за того, что они используются для разных целей, и для каждого контекста применимы несколько разная теория и исследования. Так, например, практически ни одно исследование не оценивает тип теста и процедуры, используемые для проверки людей на рабочие места и допуски. Большинство исследований сосредоточено на тестировании конкретных инцидентов. Совокупные данные исследований показывают, что CQT обнаруживают обман лучше, чем случайность, но со значительным количеством ошибок, как неправильной классификации невиновных субъектов (ложноположительные результаты), так и неспособности обнаружить виновных (ложноотрицательные результаты).

Исследования процессов, задействованных в проверках на полиграфе CQT, показывают, что на валидность теста влияют несколько факторов, проводимых экзаменатором, испытуемым, и ситуационных факторов, равно как и методика, используемая для выставления оценок по диаграммам на полиграфе. Существует мало исследований о влиянии различий субъектов на такие факторы, как образование, интеллект или уровень вегетативного возбуждения.

Свидетельства указывают на то, что стратегии, используемые для «избиения» проверок на полиграфе, так называемые контрмеры, могут быть эффективными.Контрмеры включают простые физические движения, психологические вмешательства (например, манипулирование представлениями испытуемых о тесте) и использование фармакологических агентов, которые изменяют модели возбуждения.

Несмотря на отсутствие хороших исследований, подтверждающих тесты на полиграфе, продолжаются усилия по разработке и оценке новых подходов. Некоторые работы включают использование дополнительных вегетативных физиологических показателей, таких как сердечный выброс и температура кожи. Однако такие меры более специфичны для обмана, чем проверки на полиграфе.Другие исследователи, такие как доктор медицины Фрэнк Эндрю Козел, исследовали функциональную визуализацию мозга как меру обмана. Исследовательская группа доктора Козела обнаружила, что ложь, по сравнению с правдой, вызывает большую активацию в пяти областях мозга (Kozel et al., 2004). Однако результаты в настоящее время не подтверждают использование фМРТ для обнаружения обмана в реальных индивидуальных случаях.

тест на детекторе лжи | Wex | Закон США

Тест на детекторе лжи — это устройство, которое измеряет непроизвольные физиологические изменения тела субъекта, когда он отвечает на вопрос или утверждение.Полиграфы — самые популярные тесты на детекторе лжи, используемые в Соединенных Штатах. Полиграфы измеряют физиологические факторы возбуждения, включая частоту сердечных сокращений, артериальное давление, дыхание, потоотделение и проводимость кожи. Теория теста на детекторе лжи состоит в том, что эти физиологические реакции будут отличаться, когда испытуемый правдив, и когда он лжет. Следовательно, термин «тест на детекторе лжи» является своего рода неправильным употреблением, поскольку тест говорит не об истинности ответа или утверждения, а, скорее, о страхе, стрессе и тревоге испытуемого, когда он отвечает.

Администратор теста сначала различает физиологическую реакцию испытуемого на честный и нечестный ответ, а затем ищет эти ответы, задавая серию вопросов. Разные экзаменаторы используют разные методы опроса. Обычно испытуемому задают прямые вопросы и контрольные вопросы, и их ответы будут наблюдаться по мере их ответа. В качестве альтернативы, можно наблюдать реакцию субъекта, когда он слышит и реагирует на высказывания или информацию, которые ему зачитывают вслух.

Использование таких тестов на детекторе лжи, как полиграф, вызывает споры, поскольку их достоверность может быть сомнительной. Примечательно, что тест не способен различать физиологические факторы, которые часто сопровождают нечестность, и те факторы, которые могут быть просто результатом беспокойства субъекта перед допросом. Поскольку не существует единой психологической и физиологической реакции на нечестность, кто-то лгущий может быть очень спокойным, пока отвечает, в то время как другой человек, отвечая правдиво, может быть очень обеспокоен.Более того, существуют контрмеры, которые могут использоваться испытуемыми, чтобы помочь им «пройти» испытание.

Из-за ненадежного характера тестов на детекторе лжи результаты этих тестов и заключения экзаменатора, как правило, недопустимы в качестве доказательства во время судебного разбирательства. В большинстве штатов и федеральных юрисдикций есть правила, запрещающие использование детекторов лжи. В некоторых штатах разрешается допуск доказательств на детекторе лжи только в том случае, если между сторонами существует договоренность о допуске.Хотя Федеральные правила доказывания не запрещают использование детектора лжи доказательств в федеральных судах, такие доказательства тем не менее блокируются Правилом 702 в большинстве сетей, поскольку научные данные, лежащие в основе тестов на детекторе лжи, ненадежны и подвержены ошибкам. Верховный суд постановил в деле United States v. Scheffer , что исключение доказательств на детекторе лжи не нарушает права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство, даже если обвиняемый желает, чтобы доказательства были приняты.

Хотя результаты обычно недопустимы в качестве доказательства, тесты на детекторе лжи, тем не менее, могут быть полезны при допросах во время уголовных расследований.Многие признательные показания были сделаны после того, как подозреваемый в совершении преступления не прошел проверку на детекторе лжи. Однако любые результаты теста на детекторе лжи, проведенного на обвиняемом по уголовному делу, которые станут достоянием гласности, могут оказать большое влияние на общественное мнение по делу, особенно если они будут подняты средствами массовой информации.

Федеральный закон и законы большинства штатов запрещают работодателям в частном секторе требовать от сотрудников и потенциальных сотрудников проходить тест на детекторе лжи. Если сотрудник решает пройти тест, эти законы также запрещают работодателю предпринимать неблагоприятные действия против сотрудника на основании результатов.Некоторые штаты допускают исключения для опасений по поводу хищений, и в этом случае процедура проверки строго регулируется и часто контролируется. Правительство может использовать полиграфы как часть проверки персонала при приеме на работу, особенно на должностях, связанных с национальной безопасностью.

[Последнее обновление: июнь 2020 г., команда Wex Definitions]

Краткая история детектора лжи

Новости об исследовании оптофонов быстро распространились среди слепых сообществ, а также среди ученых.Фурнье д’Альб превозносился в похвале, то есть до тех пор, пока он не получил записку от известного солиситора по имени Вашингтон Рейнджер. Рейнджер был слеп, и его критика была прямой: «Проблема для слепых не в том, чтобы найти свет или окна, а в том, как заработать себе на жизнь».

Наказанный, Фурнье д’Альбе вернулся к чертежной доске. должен был разработать машину, которая переводила бы текст из обычных книг и газет в звуки, которые пользователь мог бы интерпретировать как слова. Он понял, что каждая напечатанная буква имеет уникальное визуальное соотношение белого и черного на странице, и что это соотношение можно выбрать поднимается светочувствительной ячейкой и преобразуется в серию соответствующих звуков.Изучив звуковой алфавит, пользователь сможет читать книгу, хотя и по одной букве за раз.

Fournier d’Albe продемонстрировал примитивный прототип оптофона для чтения в сентябре 1913 года. Его работа снова была встречена сенсацией в СМИ. Оптофон увлечет и расстроит его на всю оставшуюся жизнь. Хотя он никогда не имел коммерческого успеха, было бы неправильно называть его провалом или технологическим тупиком. Другие изобретатели продолжали адаптировать и совершенствовать технологию, а концепция автоматического сканирования текста помогла открыть дверь к оптическому распознаванию символов.

Фурнье д’Альбе родился в Лондоне в 1868 году, получил образование в Германии. Хотя сегодня о нем в значительной степени забыли, при жизни он добился известности и известности в ряде не связанных между собой областей, включая физические науки, спиритизм, лингвистику и панкельтское объединение. В статье 2017 года историк Ян Б. Стюарт отметил, что теория иерархической вселенной Фурнье д’Альба позже повлияла на работу Бенуа Мандельброта о фракталах. Фурнье д’Альб также был пионером в зарождающейся области телевидения и первым, кто передал изображение по беспроводной сети — 600-точечную фотографию короля Георга V в День Империи в 1923 году, на отправку которой ушло 20 минут.Стюарт отметил, что Фурнье д’Альб, как представитель поколения конца века, не видел проблем в объединении своих разнообразных интересов через свои объятия социальных наук. Но больше всего он гордился своей работой с оптофоном.

Он пришел к своему изобретению окольным путем. В 1893 году, в возрасте 25 лет, Фурнье д’Альбе устроился на работу по написанию рефератов к книгам для журнала The Electrician , а затем журнала Physical Society . Эта работа открыла ему мир передовых научных открытий и выдающихся мыслителей.При жизни он подружился с Х.Г. Уэллсом, У. Йейтс, химики Вильгельм Оствальд и Уильям Рамзи, физик Джордж Джонстон Стоуни, пионер телевидения А.А. Кэмпбелл-Суинтон и фокусник и спиритуалист Гарри Гудини.

В 1907 году Фурнье д’Альб решил продолжить карьеру в области физики. Благодаря своим безупречным контактам он получил должность ассистента лектора в Университете Бирмингема под руководством известного физика Оливера Лоджа. Лодж рекомендовал Фурнье д’Альбе сосредоточить свои докторские исследования на селене.

Необычные фотоэлектрические свойства селена впервые проявились в экспериментах Telegraph Construction and Maintenance Co. в 1873 году, которые показали, что сопротивление металла изменяется в зависимости от интенсивности падающего на него света. Сопротивление было самым высоким, когда образец был заключен в темную коробку. Снятие крышки коробки привело к скачку проводимости. Селен (названный в честь греческой богини луны Селены) вскоре стал известен как чудо-материал, и несколько изобретателей попытались его использовать.Наиболее известно, что Александр Грэм Белл использовал металл в своем фотофоне 1880 года, телекоммуникационном устройстве, в котором для передачи беспроводного сигнала использовался модулированный свет.

Эдмунд Фурнье д’Альб изобрел оптофон для чтения после того, как ему сказали, что главная проблема слепых людей — «как заработать себе на жизнь». Коллекция картин / Алами

Примерно в 1897 году польский офтальмолог Казимеж Нойшевский изобрел электрофтальм (от греческого «электрический глаз»), устройство, предназначенное для того, чтобы помочь слепым людям «слышать» свое окружение.Концептуально изобретение Нойшевского было удивительно похоже на исследовательский оптофон Фурнье д’Альба, появившийся позже. Учитывая его обширные исследования селена, Фурнье д’Альб почти наверняка знал об электрофтальме. Это может объяснить, почему он так хотел отказаться от исследуемого оптофона в пользу разработки оптофона для чтения.

Хотя Фурнье д’Альб превзошел во многих отношениях, он не был инженером. Итак, его оптофон для чтения, основанный на теории звука, потребовалось восемь лет и значительная поддержка, чтобы перейти от прототипа к продукту.

Оптофон для чтения работал, сканируя крошечные участки страницы за раз. Небольшой вращающийся диск, который вращался со скоростью 30 об / мин, разбил бы искусственный источник света на линию из пяти лучей, каждый с разной частотой. Когда лучи отражаются на селеновую ячейку, флуктуации интенсивности света будут отражаться изменениями проводимости селена. Чтобы преобразовать изменения проводимости в звуковой сигнал, Фурнье д’Альбе использовал телефонную трубку S.G. Brown Ltd, способная обнаруживать колебания силы тока до миллионной ампера.

Ноты C, D, F, G и B представляют частоты пяти световых лучей и смешиваются для создания разных аккордов. Как рассказывал Фурнье д’Альб в статье для The Electrician (которую он цитировал в своей книге 1924 года The Moon Element ): «Два вертикальных штриха [букв] H и M создают хаос нот, средний штрих N дает падающую гамму, три горизонтальных штриха E дают аккорд, а изогнутые линии O и S дают характерные звуки.«Но некоторые буквы со схожими визуальными характеристиками, такие как строчные u и n, приводили к схожим звуковым образцам, которые было трудно различить слушателю.

Фурнье д’Альбе назвал свою первую попытку« оптофоном с белым звуком », потому что он был только может заставить селен реагировать на белый цвет страницы, а не на черный цвет букв. Таким образом, плохой слушатель должен был интерпретировать звуки, генерируемые пространством вокруг каждой буквы, а не звуки, производимые самими буквами.По оценке Фурнье д’Альба, с такой системой потребуется около 8 часов, чтобы выучить звуковой алфавит, и от 10 до 20 уроков, чтобы различать основные слова.

Хотя оптофон так и не имел коммерческого успеха, было бы неправильно называть его провалом или технологическим тупиком.

Недостатки оптофона с белым звуком были в конечном итоге преодолены в 1918 году, когда шотландский производитель научных приборов Barr & Stroud предложил привести аппарат в порядок в рамках подготовки к его коммерческому внедрению.Добавление второй ячейки селена, называемой балансирующей ячейкой, позволило машине читать черный текст. [См. Врезку «Как оптофон переводил текст в тоны».] Телефонная трубка принимает сигналы от обеих ячеек и измеряет разницу в электрическом выходе между ними. Белые сигналы подавляли друг друга, так что усиливался только черный сигнал. В обновленной машине использовались ноты G, E, D, C и нижняя G. Это видео иллюстрирует тона, связанные со словом «Type».»

Аппарат Barr & Stroud стал известен как оптофон с черным звуком. Другие модификации дизайна включали увеличительную линзу для чтения текста различного размера, а также нить червя, которая позволяла пользователю замедлять чтение с 5 секунд на строку до 5 минут. (Даже самый опытный читатель никогда не достигал максимальной скорости, о чем я немного расскажу.) В последнем усовершенствовании книга или газета оставались неподвижными на раме над механизмом чтения, а считывающая головка, или индикатор, поворачивалась на ось, чтобы прочитать строку.На оптофоне с белым звуком пользователю приходилось все время осторожно перемещать книгу — непростая задача для слепого.

После перезапуска оптофона в 1920 году энергичный Фурнье д’Альб провозгласил в письме в Nature : «Таким образом, можно с уверенностью сказать, что проблема открытия мировой литературы для слепых теперь определенно решена».

И снова Fournier d’Albe явно переборщил с необходимостью в таком инструменте, как оптофон, учитывая сотни тысяч военнослужащих Первой мировой войны, которые были ослеплены газом или снарядами.И все же эта инновационная и потенциально способная изменить жизнь машина не смогла найти точку опоры на рынке. К моменту смерти Фурнье д’Альба в 1933 году было продано лишь небольшое количество оптофонов (возможно, всего дюжина).

Чем объясняется коммерческий сбой оптофона? Репутация Фурнье д’Альба могла усугубить проблему. Как и многие представители его поколения, он был ярым спиритуалистом. Нам легко высмеивать это увлечение сеансами и желание установить связь с мертвыми, но мы должны помнить о научных открытиях той эпохи.Невидимый мир электромагнитных волн и открытие электронов разрывали свод научных правил.

На фотографии 1922 года Маргарет Хоган (вверху) использовала черный оптофон для чтения книги. Производитель инструментов Barr & Stroud разработал это более надежное устройство, которое непосредственно сканирует текст (а не белые пространства вокруг текста, как это было в предыдущей версии). Черный оптофон также позволял пользователю контролировать скорость сканирования и не требовал ручного перемещения текста. Bettmann / Getty Images; Коллекция Wellcome

На этом фоне не было большим скачком верить, что человеческая душа может каким-то образом храниться в невидимых энергетических силах. Действительно, многие намекали на эту связь, но Фурнье д’Альбе пошел дальше, опубликовав в 1908 году книгу, в которой обосновывалось существование «психомеров», или частиц души, которые, по его словам, находятся в человеческих клетках. Он даже назначил их вес: 50 миллиграммов Его книга вызвала негативную реакцию со стороны истеблишмента.Газета New York Times в резкой критике осудила Фурнье д’Альба как «тупого лжеученого». Позже он смягчил свои взгляды на спиритизм, но некоторые в научном и политическом мейнстриме продолжали смотреть на него. со скептицизмом

Для успеха оптофона Фурнье д’Альб знал, что ему нужна поддержка Национального института слепых, влиятельной ассоциации, которая в Соединенном Королевстве действовала как неофициальный привратник для его целевой аудитории.СИБ возглавил волевой Артур Пирсон. Пирсон был знаменитым газетным магнатом в начале века, но, постепенно теряя зрение из-за глаукомы, он направил свою энергию на поддержку слепых. Пирсон вложил значительные средства в предоставление ресурсов Брайля по всей стране, поэтому новая машина, которая угрожала сделать Брайль устаревшим, никогда не получит его поддержки.

В апреле 1917 года NIB согласился направить делегацию в лабораторию Фурнье д’Альба для просмотра демонстрации оптофона.По словам изобретателя, все прошло без сучка и задоринки, и он использовал машину, чтобы точно прочитать случайный отрывок из ежедневной газеты со скоростью четыре слова в минуту. Но когда несколько дней спустя Пирсон и комитет опубликовали свое мнение в открытом письме в лондонскую газету Times , они не могли быть более резкими. Они пришли к выводу, что машина была не более чем интересной научной игрушкой — трудной для изучения и слишком медленной для практического использования. Пирсон завершил письмо, сказав Фурнье д’Альбе, что он должен оставить такие изобретения «тем, кто в глубине души заботится об интересах слепых».»

Отсутствие поддержки со стороны NIB усугублялась ценой на оптофон. В 1917 году оптофон с белым звуком был выставлен на продажу за 35 фунтов стерлингов (что эквивалентно примерно 3500 долларам США сегодня). Когда три года спустя был выпущен черный оптофон, он был цена выросла втрое. Слишком дорого для среднего домохозяйства, это все еще было доступно медицинским учреждениям. Однако без поддержки СИБ это было бы маловероятно. По иронии судьбы Национальный институт слепых, наконец, был вынужден покупка одного оптофона с черным звуком в 1920 году после того, как король Георг V и королева Мария увидели его на выставке и оставили восторженный отзыв.Один из немногих оптофонов, которые, как известно, все еще существуют, находится в коллекции благотворительной организации Blind Veterans UK, которую основал человек, выступавший против этой технологии, — Артур Пирсон.

Одно из самых больших опасений рецензентов NIB по поводу оптофона было время, необходимое для достижения профессионального уровня. Они были правы. Фурнье д’Альб предполагал, что пользователь может выучить основы всего за 10-20 уроков, но был явно чрезмерно оптимистичен. Большинство людей, которые пробовали его использовать, могли читать лишь несколько слов в минуту — удручающе медленная скорость.

Одним из защитников машины был известный инженер А.А. Кэмпбелл-Суинтон. Он отметил, что язык — это навык, который люди приобретают медленно с младенчества, поэтому было несправедливо судить о том, как быстро взрослый может выучить оптофон. Он помог приобрести несколько оптофонов для проведения долгосрочной оценки с группой детей, но я не нашел доказательств того, что эти результаты когда-либо были официально опубликованы.

Безусловно, наиболее успешное тематическое исследование началось в 1918 году, когда изобретатель заручился помощью 18-летних близнецов Мэри и Маргарет Джеймсон и научил их пользоваться оптофоном с белым звуком.Оба уже читают шрифт Брайля. Мэри казалась более опытной с оптофоном, и в итоге она сопровождала Фурнье д’Альба на многих его публичных демонстрациях, где она пользовалась успехом у зрителей.

К 1920 году Мэри могла читать до 25 слов в минуту. Она продолжала пользоваться машиной всю оставшуюся жизнь, и к 1972 году она достигла 60 слов в минуту. Зрячие люди могут читать от 200 до 300 слов в минуту. Тем не менее, когда в 1966 году ее спросили о ее опыте работы с машиной, Мэри, казалось, не смутила ее скорость, и ей хотелось только, чтобы она была немного тише и чтобы селеновые клетки были более отзывчивыми.

Хотя любимый оптофон Фурнье д’Альба ушел в безвестность, его подход к механическому чтению вдохновлял других. Одним из первых был профессор Университета штата Айова по имени Ф. К. Браун, который в 1915 году усовершенствовал идею Фурнье д’Альба, создав устройство, которое он назвал фоноптикон. Он использовал отдельные кристаллы селена (вместо препарата) и ручную палочку для чтения страницы. Хотя он получил благоприятное освещение в прессе, похоже, что в производство он так и не пошел.

Многие считали машину RCA 1949 года первой в мире практичной машиной для оптического распознавания символов. Но именно Фурнье д’Альб продемонстрировал, что такое возможно.

Последовали и другие изобретения. На выставке изобретений в октябре 1929 г., проходившей в Лондоне, Дж. Батлер Берк представил устройство, называемое оптографом, которое преобразовывало текст в шрифт Брайля. Два года спустя Роберт Э. Наумбург из Кембриджа, штат Массачусетс, изобрел печатный визаграф, который автоматически считывал текст и тиснел его на алюминиевой фольге.Сообщается, что визаграф также может обрабатывать изображения и карты. Но он был размером с письменный стол, и на создание страницы у него уходило около 6 минут. Аналогичная машина появилась в 1932 году. Называлась фотоэлектрографом, она считывала текст и тиснела его на листе. Не было недостатка в изобретателях, которые надеялись стать преемниками Фурнье д’Альба в этой новой области.

Возможно, самое важное наследие оптофона было получено от пионера электронного телевидения Владимира Зворыкина и его команды в Радиокорпорации Америки.В 1910-х годах Зворыкин посетил Фурнье д’Альб, чтобы больше узнать об оптофоне, и этот визит явно произвел впечатление. Спустя десятилетия Зворыкин использовал принципы Фурнье д’Альба, чтобы создать читающую машину, названную просто А-2. Его прототип включал в себя ручную палочку и фототрубки (вместо селена) для датчика. (Мара Миллс, доцент кафедры СМИ, культуры и коммуникации Нью-Йоркского университета, в своей статье «Оптофоны и музыкальная печать» в январе 2015 года изучала связь между оптофоном Фурнье д’Альбе, читающей машиной Зворыкина и оптическим распознаванием символов. который появился в онлайн-публикации Sounding Out! )

Как и во времена Фурнье д’Альба, в эпоху после Второй мировой войны было много тысяч раненых ветеранов, которым требовались инструменты, которые помогли бы им читать.Однако на этот раз Управление по делам ветеранов США (ныне Департамент по делам ветеранов) стремилось разработать технологию, поддерживая усилия RCA по усовершенствованию конструкции Зворыкина. Под контролем Лесли Э. Флори и Уинтропа С. Пайка, новая итерация RCA, представленная в 1949 году, стала первой машиной для слепых, которая не только автоматически сканировала текст, но и произносила буквы и слова, которые она читала.

Считывающая машина RCA была представлена ​​как раз тогда, когда электронная вычислительная техника только начинала развиваться.Вскоре компьютерные ученые поняли, что эта технология позволяет ускорить обработку данных. Действительно, многие считали машину RCA 1949 года первой практичной машиной оптического распознавания символов в мире. Но именно Фурнье д’Альб продемонстрировал, что такое возможно. А к 1950-м годам его основной подход к оптическому сканированию был интегрирован в компьютеры по всему миру.

Эта статья опубликована в июльском выпуске печати за 2021 год как «Превращение букв в тональности.»

Эта статья была обновлена ​​29 июля 2021 г. и пять. К взрослому возрасту мы становимся плодовитыми. Мы лжем своим работодателям, партнерам и, самое главное, согласно одному исследованию, нашим матерям. Согласно исследованию Джерри Джеллисона, в среднем человек слышит до 200 лжи в день. , психолог из Университета Южной Калифорнии.Большая часть лжи, которую мы говорим, — «белая», а несущественные тонкости — «Мне нравится твое платье!» — которые смазывают колеса человеческого взаимодействия. Но большинство людей говорят одну или две «большой» лжи в день, говорит Ричард Уайзман, психолог из Университета Хартфордшира. Мы лжем, чтобы продвигать себя, защищать себя и причинять боль другим или не причинять им вреда.

Загадка в том, как нам это все сходит с рук. Наши тела подвергают нас всякому воздействию. Сердцебиение, пот и микровыражения вытекают из мелких мышц лица.Мы заикаемся, заикаемся и делаем оговорки по Фрейду. «Ни один смертный не может хранить секреты, — писал психоаналитик в 1905 году. — Если его губы молчат, он болтает кончиками пальцев. Предательство сочится из него из каждой поры ».

Тем не менее, мы безнадежны в обнаружении обмана. В среднем по 206 научным исследованиям люди могут отделить правду от лжи только в 54% случаев — лишь ненамного лучше, чем подбрасывать монетку. «Люди плохо справляются с этим, потому что различия между правдивыми людьми и лжецами, как правило, незначительны и ненадежны», — сказал Олдерт Врай, психолог из Портсмутского университета, который годами изучал способы обнаружения обмана.Некоторые люди застывают и замирают, когда их ставят на место, другие становятся более оживленными. Лжецы могут плести пряжу, наполненную цветами и деталями, а правдивые люди могут казаться расплывчатыми и уклончивыми.

Люди тысячелетиями пытались решить эту проблему. Поиск идеального детектора лжи включал пытки, испытания суровыми испытаниями и, в древней Индии, встречу с ослом в темной комнате. Три тысячи лет назад в Китае обвиняемых заставляли жевать и выплевывать рис; считалось, что крупинки застревают в сухих нервных ртах виновных.В 1730 году английский писатель Даниэль Дефо предложил держать руку на пульсе подозреваемых карманников. «Вина всегда сопровождается страхом», — писал он. «Кровь вора дрожит». В последнее время обнаружение лжи в значительной степени приравнивали к дрожащим иглам полиграфа — типичному детектору лжи, любимому дневными телеведущими и полицейскими. Но ни один из этих методов не дал надежного способа отделить вымысел от фактов.

Это может скоро измениться.За последние пару десятилетий рост дешевых вычислительных мощностей, технологий сканирования мозга и искусственного интеллекта породил то, что, по мнению многих, является мощным средством обнаружения лжи нового поколения. Стартапы, стремящиеся коммерциализировать эти разработки, хотят, чтобы мы поверили, что практически безошибочный детектор лжи не за горами.

Их изобретения раскупают полиция, государственные учреждения и государства, отчаянно пытающиеся обезопасить себя от внешних угроз.Они также используются работодателями, страховыми компаниями и социальными службами. «Мы наблюдаем рост интереса как со стороны частного сектора, так и со стороны правительства», — сказал Тодд Микельсен, генеральный директор компании Converus, которая создает детектор лжи на основе движений глаз и незначительных изменений размера зрачков.

Технология Converus, EyeDetect, использовалась FedEx в Панаме и Uber в Мексике для выявления водителей с криминальным прошлым, а также агентством кредитных рейтингов Experian, которое проверяет своих сотрудников в Колумбии, чтобы убедиться, что они не манипулируют компанией. база данных для обеспечения ссуд для членов семьи.В Великобритании полиция Нортумбрии осуществляет пилотную программу, в которой используется EyeDetect для оценки реабилитации лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. Среди других клиентов EyeDetect — правительство Афганистана, McDonald’s и десятки местных полицейских управлений США. Вскоре широкомасштабные программы обнаружения лжи могут приблизиться к границам США и Европейского Союза, где они будут отмечать потенциально вводящих в заблуждение путешественников для дальнейшего допроса.

Но по мере того, как такие инструменты, как EyeDetect, проникают во все больше и больше областей общественной и частной жизни, возникают неотложные вопросы об их научной обоснованности и этичности использования.В наш век строгого надзора и беспокойства по поводу всемогущества ИИ идея о том, что машина может читать наши самые личные мысли, кажется нам более правдоподобной, чем когда-либо, для нас как отдельных лиц, а также для правительств и корпораций, финансирующих новую волну исследований в области обнаружения лжи. . Но что, если государства и работодатели поверит в силу технологии обнаружения лжи, которая оказывается глубоко предвзятой — или на самом деле не работает?

А что нам делать с этими технологиями, если они действительно успешны? Машина, которая надежно отделяет правду от лжи, может иметь серьезные последствия для человеческого поведения.Создатели этих инструментов утверждают, что, отсеяв обман, они могут создать более справедливый и безопасный мир. Но способы использования детекторов лжи в прошлом позволяют предположить, что такие утверждения могут быть слишком оптимистичными.


Для большинства из нас большую часть времени ложь более утомительна и утомительнее, чем честность. Чтобы рассчитать точку зрения другого человека, подавить эмоции и воздержаться от выпаливания правды, требуется больше размышлений и больше энергии, чем просто быть честным. Это требует, чтобы мы несли то, что психологи называют когнитивной нагрузкой.Большинство теорий обнаружения лжи предполагают, что выполнение этого бремени оставляет свидетельства в наших телах и действиях.

Технологии обнаружения лжи, как правило, исследуют пять различных типов улик. Первые два являются вербальными: то, что мы говорим, и то, как мы их говорим. Джефф Хэнкок, эксперт по цифровой коммуникации в Стэнфорде, обнаружил, что люди, которые лгут в своих профилях онлайн-знакомств, как правило, чаще используют слова «я», «я» и «мой», например. Анализ голосового стресса, направленный на обнаружение обмана на основе изменения тона голоса, использовался во время допроса Джорджа Циммермана, который стрелял в подростка Трейвона Мартина в 2012 году, и советами Великобритании в период с 2007 по 2010 год в пилотной схеме, которая пыталась чтобы поймать читерскую выгоду по телефону.Только пять из 23 местных органов власти, опробовавших голосовой анализ, сочли его успешным, но в 2014 году он все еще использовался в 20 советах, согласно запросу о свободе информации от группы кампании False Economy.

Третий источник доказательств — язык тела — также может выявить скрытые чувства. Некоторые лжецы демонстрируют так называемое «дуперское восхищение» — мимолетное выражение ликования, которое мелькает на лице, когда они думают, что им это сошло с рук. Когнитивная нагрузка заставляет людей двигаться по-другому, а лжецы, пытающиеся «вести себя естественно», могут в конечном итоге поступить наоборот.В эксперименте в 2015 году исследователи из Кембриджского университета смогли обнаружить обман более 70% времени, используя плотный костюм, чтобы измерить, насколько испытуемые ерзали и застывали при допросе.

Четвертый тип свидетельств — физиологические. Полиграф измеряет артериальное давление, частоту дыхания и пот. Плетизмография полового члена проверяет уровень возбуждения у лиц, совершивших сексуальные преступления, путем измерения нагрубания полового члена с помощью специальной манжеты. Инфракрасные камеры анализируют температуру лица.В отличие от Пиноккио, наши носы могут немного сжиматься, когда мы лежим, поскольку теплая кровь течет к мозгу.

В 1990-х годах новые технологии открыли пятый, якобы более прямой путь исследования: мозг. Во втором сезоне документального фильма Netflix «Создание убийцы» Стивен Эйвери, отбывающий пожизненный срок за жестокое убийство, которого, по его словам, не совершал, проходит экзамен по «отпечатку мозга», в котором используется гарнитура с электродными шипами, называемая электроэнцефалограммой. или ЭЭГ, чтобы прочитать его нейронную активность и преобразовать ее в волны, восходящие и падающие на графике.Изобретатель теста, доктор Ларри Фарвелл, утверждает, что он может обнаружить информацию о преступлении, скрытую в мозгу подозреваемого, улавливая нейронную реакцию на фразы или изображения, относящиеся к преступлению, которые распознают только преступник и следователи. Другой тест на основе ЭЭГ был использован в 2008 году, чтобы осудить 24-летнюю индийскую женщину по имени Адити Шарма в убийстве своего жениха, зашнуровав его еду мышьяком, но приговор Шарме в конечном итоге был отменен после подачи апелляции, когда Верховный суд Индии постановил, что этот тест может нарушить права субъекта не свидетельствовать против самого себя.

После терактов 11 сентября правительство США, долгое время активно спонсировавшее науку об обмане, начало финансировать другие виды работ по обнаружению лжи, основанные на мозге, через Darpa, Агентство перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США. К 2006 году две компании — Cephos и No Lie MRI — предлагали обнаружение лжи на основе функциональной магнитно-резонансной томографии или фМРТ. Используя мощные магниты, эти инструменты отслеживают поток крови к областям мозга, участвующим в социальных расчетах, воспроизведении памяти и контроле импульсов.

Но то, что инструмент обнаружения лжи кажется технологически сложным, не означает, что он работает. «Очень просто пройти эти тесты способами, которые очень трудно обнаружить потенциальному исследователю», — сказал доктор Джорджио Ганис, изучающий обнаружение лжи на основе ЭЭГ и фМРТ в Университете Плимута. В 2007 году исследовательская группа, созданная Фондом Макартура, изучила тесты на обман на основе фМРТ. «Изучив литературу, мы пришли к выводу, что понятия не имеем, может или не может фМРТ обнаруживать ложь», — сказал Энтони Вагнер, психолог Стэнфордского университета и член группы Макартура, который свидетельствовал против допустимости фМРТ обнаружения лжи в суде. .

Появляется новый рубеж в области обнаружения лжи. Все больше проектов используют ИИ для объединения нескольких источников доказательств в единую меру обмана. Машинное обучение ускоряет исследования обмана, выявляя ранее невидимые закономерности в пачках данных. Ученые из Университета Мэриленда, например, разработали программное обеспечение, которое, как они утверждают, может обнаруживать обман в видеозаписях зала суда с точностью 88%.

Алгоритмы, лежащие в основе таких инструментов, предназначены для постоянного совершенствования с течением времени и могут в конечном итоге основать свои определения вины и невиновности на факторах, которые даже люди, которые их запрограммировали, не понимают.Эти тесты опробуются на собеседованиях при приеме на работу, при пересечении границы и в ходе собеседований с полицией, но по мере того, как они становятся все более распространенными, группы по защите гражданских прав и ученые все больше и больше обеспокоены опасностями, которые они могут создать для общества.


Ничто не дает более четкого предупреждения об угрозах нового поколения детекции лжи, чем история полиграфа, самого известного и наиболее широко используемого в мире теста на обман. Несмотря на то, что этому устройству почти столетие, он по-прежнему доминирует как в общественном мнении об обнаружении лжи, так и на рынке тестирования: ежегодно проводятся миллионы тестов на полиграфе.С момента своего создания он подвергался нападкам за его сомнительную точность и за то, как он использовался в качестве инструмента принуждения. Но ошибочная наука о полиграфе продолжает бросать тень на технологии обнаружения лжи сегодня.

Даже Джон Ларсон, изобретатель полиграфа, возненавидел свое творение. В 1921 году Ларсон был 29-летним новичком в полиции, работавшим в центре города в Беркли, штат Калифорния. Но он также изучал физиологию и криминологию, а когда не патрулировал, он работал в лаборатории Калифорнийского университета, разрабатывая способы использования науки в борьбе с преступностью.

Весной 1921 года Ларсон сконструировал уродливое устройство, которое непрерывно измеряло кровяное давление и частоту дыхания, и наносило результаты на бумажный цилиндр. Затем он разработал экзамен, основанный на собеседовании, который сравнивал физиологическую реакцию испытуемого при ответах «да» или «нет» на вопросы, связанные с преступлением, с ответами испытуемого на контрольные вопросы, такие как «Вас зовут Джейн Доу?» В качестве доказательства концепции он использовал тест для раскрытия кражи в женском общежитии.

Джон Ларсон (справа), изобретатель детектора лжи на полиграфе.Фотография: Pictorial Parade / Getty Images

Ларсон усовершенствовал свое изобретение в течение нескольких лет с помощью предприимчивого молодого человека по имени Леонард Киллер, который предвидел применение полиграфа далеко за пределами правоохранительных органов. После краха на Уолл-стрит в 1929 году Киллер предложила крупным организациям версию машины, которая была спрятана внутри элегантной ореховой коробки, чтобы они могли проверять сотрудников, подозреваемых в краже.

Вскоре после этого правительство США стало крупнейшим пользователем экзамена в мире.Во время «красной паники» 1950-х тысячи федеральных служащих прошли проверку на полиграфе, призванном искоренить коммунистов. Армия США, открывшая свою первую школу полиграфа в 1951 году, до сих пор готовит экзаменаторов для всех спецслужб в Национальном центре оценки достоверности в Форт-Джексоне в Южной Каролине.

Компании также приняли эту технологию. На протяжении большей части прошлого века около четверти корпораций США проводили проверки сотрудников на полиграфе на предмет выявления проблем, включая истории употребления наркотиков и краж.Макдональдс использовал машину на своих рабочих. К 1980-м годам в США насчитывалось до 10 000 обученных полиграфологов, которые проводили 2 миллиона тестов в год.

Проблема только в том, что полиграф не работал. В 2003 году Национальная академия наук США опубликовала убедительный отчет, в котором установлено, что данные 57 исследований о точности полиграфа «далеки от удовлетворительных». История изобилует примерами известных преступников, которые уклонились от обнаружения, обманув тест. Олдрич Эймс, двойной агент КГБ, сдал два полиграфа, работая на ЦРУ в конце 1980-х — начале 90-х годов.Немного потренировавшись, сравнительно легко победить машину. Флойд «Базз» Фэй, который был ложно признан виновным в убийстве в 1979 году после неудачной проверки на полиграфе, стал экспертом в этом тесте за два с половиной года в тюрьме и начал обучать других сокамерников тому, как победить его. . После 15 минут обучения 23 из 27 смогли сдать экзамен. Обычные «контрмеры», которые работают путем преувеличения реакции тела на контрольные вопросы, включают размышления о пугающем опыте, наступление на булавку, спрятанную в обуви, или просто сжатие ануса.

В итоге полиграф не был и никогда не был эффективным детектором лжи. Экзаменатор не может узнать, вызвано ли повышение артериального давления страхом быть уличенным во лжи или опасением, что его ошибочно обвинят. Разные экзаменаторы, оценивающие одни и те же таблицы, могут получить противоречивые результаты, и есть огромные расхождения в результатах в зависимости от местоположения, расы и пола. В одном крайнем случае экзаменатор в штате Вашингтон отказал одному из 20 претендентов на вакансию в правоохранительных органах за секс с животными; он «раскрыл» в 10 раз больше зоофилии, чем его коллеги, и вдвое больше детской порнографии.

Еще в 1965 году, в год смерти Ларсона, Комитет по правительственным операциям США вынес приговор по полиграфу. «Люди были обмануты мифом о том, что металлический ящик в руках следователя может обнаружить правду или ложь», — говорится в заключении. К тому времени группы гражданских прав утверждали, что полиграф нарушил конституционные меры защиты от самооговора. Фактически, несмотря на культурный статус полиграфа, в США его результаты недопустимы в большинстве судов.А в 1988 году, сославшись на опасения, что полиграф открыт для «неправильного использования и злоупотребления», Конгресс США запретил его использование работодателями. Другие детекторы лжи второй половины ХХ века оказались не лучше: заброшенные проекты Министерства обороны включали «качающееся кресло», которое тайно отслеживало движения и температуру тела во время допроса, а также сложную систему измерения частоты дыхания с помощью инфракрасного излучения. лазер на губе через отверстие в стене.

Полиграф оставался популярным — не потому, что он был эффективным, а потому, что люди думали, что это так.«Люди, которые разработали полиграф, знали, что его реальная сила заключается в убеждении людей в том, что он работает», — сказал доктор Энди Балмер, социолог из Манчестерского университета, написавший книгу под названием «Обнаружение лжи и закон».

Угрозы быть обнаруженными машиной было достаточно, чтобы заставить некоторых людей признаться. Один эксперт в Цинциннати в 1975 году вышел из комнаты для допросов и, как сообщается, ошеломленно наблюдал через двустороннее зеркало, как обвиняемый срывал с машины 1,8 метра бумажных карт и ел их.(Вам даже не нужно было иметь подходящую машину: в 1980-х годах полицейские в Детройте получали признательные показания, прикладывая руку подозреваемого к копировальному аппарату, который выплевывал листы бумаги с заранее напечатанной на них фразой «Он лжет!» Это было особенно привлекательно для правоохранительных органов в США, где намного дешевле использовать машину, чтобы получить признание от кого-то, чем отдавать его в суд.

Но других людей заставили признаться в преступлениях, которых они не совершали, после того, как машина ошибочно пометила их как ложные.Полиграф стал формой психологической пытки, позволяющей вымогать у уязвимых ложные признания. Многим из этих людей были предъявлены обвинения, они были привлечены к ответственности и отправлены в тюрьму — либо недобросовестной полицией и прокуратурой, либо теми, кто ошибочно верил в силу полиграфа.

Возможно, никто не понял принудительный потенциал его машины лучше, чем Ларсон. Незадолго до своей смерти в 1965 году он написал: «Вне моих ожиданий из-за неконтролируемых факторов это научное исследование стало для практических целей чудовищем Франкенштейна.


Поиск действительно эффективного детектора лжи приобрел новую актуальность после террористических атак 11 сентября 2001 года. Некоторым из угонщиков удалось проникнуть в США после успешного обмана пограничных агентов. Внезапно разведке и пограничным службам потребовались инструменты, которые действительно работали. Поток нового государственного финансирования снова сделал обнаружение лжи крупным бизнесом. «Все изменилось после 11 сентября, — пишет психолог Пол Экман в своей книге« Говоря ложь ».

Экман был одним из бенефициаров этого роста.В 1970-х он снимал интервью с пациентами психиатрической больницы, когда заметил, как на чертах лица Мэри, 42-летней суицидальной женщины, промелькнула вспышка отчаяния, когда она солгала о том, что ей стало лучше. Следующие несколько десятилетий он провел, каталогизируя, как эти крошечные движения лица, которые он назвал «микровыражениями», могут открывать скрытые истины.

Работа Экмана оказала огромное влияние на психологов и даже послужила основой для телевизионного шоу «Обмани меня», которое дебютировало в 2009 году с вдохновленной Экманом главной ролью, сыгранной Тимом Ротом.Но свое первое испытание в реальных условиях он прошел в 2006 году в рамках целого ряда новых мер безопасности, введенных для борьбы с терроризмом. В том году Экман в течение месяца обучал иммиграционных служб США обнаруживать обман при прохождении паспортного контроля по определенным микровыражениям. Результаты поучительны: не менее 16 террористов получили разрешение на въезд в США в течение следующих шести лет.

Инвестиции в технологии обнаружения лжи «идут волнами», — сказал доктор Джон Кирчер, психолог из Университета штата Юта, который разработал цифровую систему подсчета очков для полиграфа.В начале 1980-х, в середине 90-х и начале 2000-х годов наблюдались всплески, четко отслеживаемые республиканскими администрациями и иностранными войнами. В 2008 году при президенте Джордже Буше армия США потратила 700 000 долларов на 94 портативных детектора лжи для использования в Ираке и Афганистане. Система предварительной оценки достоверности имела три датчика, прикрепленных к руке, подключенных к стандартному пейджеру, который мигал зеленым, означая истину, красным — ложь, и желтым, если он не мог решить. Он был почти так же хорош, как фотокопировальный аппарат, в обнаружении обмана — и в установлении истины.

Некоторые люди считают, что точный детектор лжи позволил бы пограничному патрулю остановить угонщиков самолетов 11 сентября. «Эти люди уже были в списках наблюдения», — сказал мне Ларри Фаруэлл, изобретатель дактилоскопии мозга. «Дактилоскопия мозга могла бы предоставить доказательства, необходимые для привлечения виновных к ответственности до того, как они действительно совершили преступление». Похожая логика была применена в случае европейских террористов, вернувшихся после прохождения обучения за границей.

В результате передовая линия для большей части новой финансируемой государством технологии обнаружения лжи оказалась на границах США и Европы.В 2014 году путешественников, летевших в Бухарест, допрашивал виртуальный пограничный агент по имени Аватар, фигура на экране в белой рубашке с голубыми глазами, которая представилась как «будущее паспортного контроля». Помимо сканера электронного паспорта и считывателя отпечатков пальцев, устройство Avatar оснащено микрофоном, инфракрасной камерой слежения за глазами и датчиком Xbox Kinect для измерения движений тела. Это один из первых «мультимодальных» детекторов лжи — который включает в себя ряд различных источников доказательств — начиная с полиграфа.

Но «секретный соус», по словам Дэвида Максталлера, который выводит технологию Avatar на рынок через компанию под названием Discern Science, заключается в программном обеспечении, которое использует алгоритм для объединения всех этих типов данных. Машина направлена ​​на то, чтобы отправить вердикт пограничнику-человеку в течение 45 секунд, который может либо провести путешественника, либо отвести его в сторону для дополнительной проверки. Максталлер сказал, что ведет переговоры с правительствами — он не скажет, с какими — об окончательной установке Avatar после дальнейших испытаний в Ногалесе в Аризоне на границе США и Мексики, а также с федеральными служащими в аэропорту Рейгана недалеко от Вашингтона.Discern Science утверждает, что уровень точности в своих предварительных исследованиях, в том числе в Бухаресте, составлял от 83% до 85%.

Испытания в Бухаресте проводились при поддержке Frontex, пограничного агентства ЕС, которое в настоящее время финансирует конкурирующую систему под названием iBorderCtrl с собственным виртуальным пограничником. Один из аспектов iBorderCtrl основан на технологии Silent Talker, которая разрабатывалась в Манчестерском столичном университете с начала 2000-х годов. Silent Talker использует модель искусственного интеллекта для анализа более 40 типов микрожестов на лице и голове; для работы ему нужны только камера и подключение к Интернету.Во время недавнего визита в офис компании в центре Манчестера я смотрел видеозапись, на которой молодой человек лжет о том, что вынимает деньги из ящика во время имитационного криминального эксперимента, в то время как шкала в углу экрана меняет цвет с зеленого на желтый, а затем на желтый. красный. Теоретически его можно запускать на смартфоне или использовать в прямом эфире, возможно, даже во время политических дебатов, хотя соучредитель Джеймс О’Ши сказал, что компания не хочет идти по этому пути — она ​​нацелена на правоохранительные органы и страхование.

О’Ши и его коллега Зухайр Бандар утверждают, что на настоящий момент у Silent Talker показатель точности 75% в исследованиях. «Мы не знаем, как это работает», — сказал О’Ши. Они подчеркнули важность держать «человека в курсе», когда дело доходит до принятия решений на основе результатов Silent Talker.

Mackstaller сказал, что результаты Avatar будут улучшаться по мере обучения его алгоритму. Он также ожидает, что в реальном мире он будет работать лучше, потому что штрафы за поимку намного выше, поэтому лжецы испытывают больший стресс.Но исследования показывают, что может быть и обратное: лабораторные исследования, как правило, переоценивают реальный успех.

Прежде чем эти инструменты будут развернуты в масштабе, необходимы более четкие доказательства того, что они работают в разных культурах или с группами людей, такими как психопаты, невербальное поведение которых может отличаться от нормы. До сих пор большая часть исследований проводилась на белых европейцах и американцах. Данные из других областей, включая освобождение под залог и тюремное заключение, предполагают, что алгоритмы имеют тенденцию кодировать предубеждения общества, в котором они созданы.Эти эффекты могут усилиться на границе, где проявляются некоторые из самых больших страхов и предрассудков общества. Более того, черный ящик модели искусственного интеллекта не способствует прозрачному принятию решений, поскольку не может объяснить его аргументы. «Мы не знаем, как это работает», — сказал О’Ши. «Система ИИ научилась делать это сама».

Энди Балмер, социолог из Манчестерского университета, опасается, что технологии будут использоваться для усиления существующих предубеждений под видом сомнительной науки, что усложнит людям из уязвимых групп возможность оспаривать решения.«Наиболее авторитетная наука ясно говорит о том, что обнаружение лжи не работает, и тем не менее она продолжает оставаться областью исследований, в которой к настоящему времени, вероятно, уже отказались бы от других вещей», — сказал он. «Это говорит нам кое-что о том, чего мы от этого хотим».


У истины только одно лицо, писал французский философ XVI века Мишель де Монтень, но ложь «имеет сто тысяч форм и не имеет определенных границ». Обман — это не единичное явление, и пока мы не знаем явных признаков обмана, которые были бы верны для всех и в любой ситуации.Нет носа Пиноккио. «Это считается святым Граалем обнаружения лжи», — сказала доктор Софи ван дер Зее, юридический психолог из Университета Эразма в Роттердаме. «Пока его никто не нашел».

Показатели точности 80-90%, заявленные такими компаниями, как EyeDetect и Avatar, звучат впечатляюще, но в масштабе пересечения границы они привели бы к тому, что тысячи невинных людей были бы ошибочно отмечены за каждую реальную угрозу, которую они идентифицировали. Это также может означать, что двое из каждых 10 террористов легко ускользают.

История показывает, что такие недостатки не помешают использовать эти новые инструменты. В конце концов, полиграф был широко разоблачен, но примерно 2,5 миллиона проверок на полиграфе все еще проводятся в США каждый год. Это отрасль с оборотом 2,5 миллиарда долларов. В Великобритании полиграф применяют к преступникам на сексуальной почве с 2014 года, а в январе 2019 года правительство объявило о планах использовать его при досрочном освобождении домашних насильников. «Тест не может быть убит наукой, потому что он не был рожден наукой», — пишет историк Кен Алдер в своей книге «Детекторы лжи».

Новым технологиям может быть труднее, чем полиграф, сознательно манипулировать недобросовестными экзаменаторами, но это не значит, что они будут справедливыми. Детекторы лжи на базе искусственного интеллекта используют склонность как отдельных лиц, так и правительств верить в якобы всевидящее око науки. И чем ближе они приближаются к безупречной надежности или, по крайней мере, чем ближе они приближаются, тем опаснее они становятся, потому что детекторы лжи часто нацелены на самых уязвимых общества: женщин в 1920-х годах, подозреваемых диссидентов и гомосексуалистов в 60-х, соискатели льгот в 2000-х годах, соискатели убежища и мигранты сегодня.«Ученые не особо задумываются о том, кто будет использовать эти методы», — сказал Джорджио Ганис. «Я всегда чувствую, что люди должны осознавать последствия».

В эпоху фальшивых новостей и лжи может возникнуть соблазн поискать достоверность в науке. Но детекторы лжи, как правило, всплывают на поверхность в «скороварках» в политике, когда правительства снижают свои требования к научной строгости, сказал Балмер. В этой среде сомнительные новые методы могут «аккуратно вписаться в ту роль, которую когда-то играл полиграф», — предсказывает Олдер.

Однажды усовершенствования в искусственном интеллекте смогут найти надежную схему обмана, изучив множество источников доказательств, или более детальные технологии сканирования могут обнаружить недвусмысленный признак, скрывающийся в мозгу. В реальном мире, однако, практикуемая ложь — истории, которые мы рассказываем себе о себе, ложь, составляющая основу нашей идентичности, — усложняет ситуацию. «У нас есть огромная способность верить собственной лжи», — сказал Дэн Ариели, известный поведенческий психолог из Университета Дьюка.«И как только мы поверим собственной лжи, мы, конечно же, не подадим никаких сигналов о правонарушении».

В своем научно-фантастическом романе 1995 года «Машина правды» Джеймс Гальперин представил мир, в котором кому-то удается создать идеальный детектор лжи. Изобретение помогает объединить враждующие страны земного шара в мировое правительство и ускоряет поиск лекарства от рака. Но данные, полученные за последние сто лет, говорят о том, что в реальной жизни, вероятно, все не так. Политики почти не выстраиваются в очередь, чтобы использовать новые технологии на себе.Терри Маллинс, долгое время работавший частным полиграфологом — один из примерно 30 человек в Великобритании — тщетно пытался заинтересовать полицию и правительственные ведомства технологией EyeDetect. «Вы не можете привлечь к участию правительство», — сказал он. «Я думаю, они все напуганы».

Дэниел Ланглебен, ученый, создавший МРТ No Lie, сказал мне, что одно из правительственных агентств, к которым он обратился, не особо интересовалось показателями точности его детектора лжи, основанного на мозге. Аппарат фМРТ нельзя упаковывать в чемодан или приносить в комнату для допросов.Следователь не может манипулировать результатами теста, чтобы оказать давление на подозреваемого, отказывающегося сотрудничать. Агентство просто хотело знать, можно ли использовать его для обучения агентов работе с полиграфом.

«Правда — это не товар», — размышлял Ланглебен. «Никто этого не хочет».

Следите за долгим чтением в Твиттере по адресу @gdnlongread и подпишитесь на длинное еженедельное электронное письмо здесь.

Обнаружение лжи — обзор

10 методов, повышающих способность людей обнаруживать обман

На сегодняшний день действительно точный метод обнаружения лжи еще не разработан.Все предложенные методы часто приводят к ошибкам. В инструкциях по обучению полицейских часто подчеркивается, что детекторы лжи должны обращать внимание на чье-либо поведение, чтобы обнаружить обман, потому что люди в меньшей степени способны контролировать свое поведение, чем контролировать свою речь. Исследователи высказывали подобное мнение в течение многих лет. Однако более подробный анализ речи людей, начатый в конце 1980-х годов, показал, что существует гораздо больше связанных с речью сигналов для обмана, чем считалось ранее. Например, по сравнению с историями, рассказываемыми лжецами, рассказы правдивых людей кажутся более правдоподобными и менее двойственными.Лжецы также склонны рассказывать свои истории в хронологическом порядке (сначала это происходило, а потом то, потом то и т. Д.), Тогда как рассказчики правды иногда склонны давать свои рассказы неструктурированным образом, особенно когда говорят об эмоциональных событиях. Иногда, когда люди явно расстроены, они беспорядочно и непонятно сообщают о случившемся. На самом деле их рассказы могут быть настолько непонятными, что слушатели должны попросить их на время присесть, успокоиться и снова описать, что именно произошло, начиная с самого начала.Этот эффект неструктурированного производства исчезает, когда люди уже рассказывали свои истории пару раз или когда они часто думали о событиях, потому что это приводит к тому, что истории рассказываются в более хронологическом порядке. Более того, рассказчики правды включают в свои отчеты больше визуальных деталей (т. Е. Описывают то, что они видели) и больше слуховых деталей (т. Е. Описывают то, что они слышали). Часто они также склонны повторять сказанное буквально (например, «Потом он сказал:« Как твои родители? », А не« Потом он спросил меня о моих родителях »).Более того, рассказчики правды упоминают больше пространственных деталей (например, «Он стоял позади меня», «Книга лежала на столе под окном», «Мы были в гостиной») и более временных деталей (например, «Он включил сначала телевизор, а затем видеомагнитофон »,« Телефон снова зазвонил примерно через 15 минут »,« Он пробыл со мной около 3 часов »). Исследования показали, что наблюдатели, которые сосредотачиваются на этих сигналах, связанных с речью, обычно более эффективны в качестве детекторов лжи, чем наблюдатели, которые не обращают внимания на эти сигналы.

Еще один способ улучшить способность людей обнаруживать обман — это использование так называемого базового метода. Есть большие индивидуальные различия в речи и поведении людей. Некоторые люди обычно делают много движений, а другие — нет. Некоторые люди очень разговорчивы, а другие нет. Из-за этих индивидуальных различий данный ответ часто трудно интерпретировать, поскольку он оставляет наблюдателя перед дилеммой: является ли конкретный ответ признаком обмана или это чей-то естественный правдивый ответ? Следовательно, это может облегчить обнаружение лжи, если наблюдателю известен чей-то естественный правдивый речевой стиль и поведение, так что исследуемое поведение и речевой стиль можно сравнить с их естественным правдивым речевым стилем и поведением.Отклонение от естественного правдивого ответа может указывать на то, что человек лжет. Исследования показали, что этот базовый метод работает и что люди лучше распознают ложь, когда знают чье-то естественное правдивое поведение. Однако использовать этот метод сложнее, чем может показаться вначале. Мало того, что разные люди ведут себя по-разному в одной и той же ситуации (т. Е. Межиндивидуальные различия), но один и тот же человек ведет себя по-разному в разных ситуациях (т.Следовательно, при применении базового метода очень важно сравнивать только те части интервью, которые действительно сопоставимы. Сравнение неправильных частей допроса — обычная практика в полицейских допросах, и, к сожалению, полицейские инструкции иногда советуют полицейским детективам проводить сравнения, которые неуместны. Обычно сравниваются ответы во время «светской беседы» в начале интервью и ответы во время самого допроса. Это неправильный способ использования техники, потому что светская беседа и следственное ядро ​​полицейского допроса фундаментально отличаются.Официальное собеседование имеет значение для подозреваемых, потому что, если им не поверят, могут последовать серьезные негативные последствия. Другими словами, это очень высокая ставка. Светская беседа не имеет таких последствий и, следовательно, представляет собой ситуацию с низкими ставками. Люди склонны вести себя иначе в ситуациях с низкими ставками, чем в ситуациях с высокими ставками. И виновные, и невиновные подозреваемые склонны менять свое поведение в момент начала официальных допросов. Чтобы сравнения были действительно сопоставимыми, они должны проводиться в рамках официальных собеседований.Например, подозреваемого можно попросить подробно описать его или ее действия в течение определенного дня (то есть дня, когда было совершено преступление), и интервьюер может наблюдать за реакцией подозреваемого, пока он или она дает описание. Однако даже при правильном сравнении детектор лжи должен осторожно делать выводы. Разница в ответах между двумя сопоставимыми частями интервью не означает окончательно, что кто-то лжет; это только указывает на то, что это возможно.Также следует принять во внимание другие объяснения изменения реакции. Например, есть свидетельства того, что некоторые виды поведения связаны с темой. («Тема» не является синонимом «ставки». Во время интервью с высокими ставками могут обсуждаться разные темы.) Анализ поведения Саддама Хусейна во время интервью Питером Арнеттом во время первой войны в Персидском заливе показал, что поддерживающая его рука и движения рук, которые делал Хусейн, в некоторой степени были связаны с обсуждаемыми им темами.Обсуждая Израиль, он делал определенные движения левым предплечьем. Этот образец поведения проявился только тогда, когда он обсуждал Израиль и сионизм. Следовательно, детектор лжи должен учитывать, могут ли различные модели ответов, показанные во время интервью с высокими ставками, быть связаны с темой.

Что нужно знать о детекторах лжи в уголовных делах

Тест на детекторе лжи, также известный как проверка на полиграфе, — это прибор, который измеряет кровяное давление, потоотделение, частоту сердечных сокращений и другие физические реакции человека, когда он задавал вопросы, чтобы якобы определить, виновен ли он.Если вы знаете, что вы невиновны, у вас может возникнуть соблазн согласиться забрать его, если вас попросит полиция. Однако редко бывает хорошей идеей соглашаться с этим, и вы никогда не должны принимать это решение без предварительной консультации с опытным адвокатом по уголовным делам .

Причины, по которым вы не должны соглашаться проходить проверку на полиграфе

Важно понимать, почему полиция просит вас пройти этот тест. Это не для того, чтобы добраться до истины. Цель состоит в том, чтобы собрать улики — против вас.Вот причины, по которым вы не соглашаетесь, даже если думаете, что сможете пройти тест:

  • Не требуется . Полиция не может заставить вас пройти тест на детекторе лжи, независимо от того, являетесь ли вы подозреваемым или арестованы.
  • Ненадежные результаты . Результаты теста на детекторе лжи ненадежны, и многие невиновные люди их не выдержали. Даже если вы пройдете тест, это не значит, что вам не будут предъявлены обвинения в совершении преступления.
  • Не допускается .Из-за неточностей результатов тестов на детекторе лжи они не принимаются в суде в Вирджинии. Это верно независимо от того, не пройдете ли вы тест или проиграете.
  • Обвиняющие заявления до и после испытания . Хотя результаты теста не могут быть признаны в суде, любые заявления, которые вы делаете до или после полиграфа, являются допустимыми. Офицеры, проводящие тест, хорошо обучены тому, как задавать им и задавать вопросы до и после, чтобы заставить вас делать заявления — иногда сделанные непреднамеренно, — которые могут изобличить вас.Заявления, которые вы делаете во время экзамена, также могут привести полицию к другим уликам, которые они могут использовать для вашего осуждения.

Полиция просит вас пройти тест на детекторе лжи? Мы настоятельно рекомендуем вам связаться с нашими опытными юристами, прежде чем принимать решение. Мы можем обсудить вашу ситуацию и посоветовать, соответствует ли это вашим интересам. Не откладывайте! Позвоните нам сегодня, чтобы назначить бесплатную первичную консультацию.

6 Альтернативные методы и технологии | Детектор лжи и полиграф

оценок, полученных с помощью этого метода (Bar-Hillel and Ben-Shakhar, 1986; Ben-Shakhar, 1989), он широко используется, особенно в Израиле (BenShakhar et al., 1986) и Европе (Ben-Shakhar and Furedy, 1990). Считалось, что в Соединенных Штатах более 2000 работодателей использовали графологию для проверки перед приемом на работу в 1980-е годы (Sinai, 1988).

Графологи исследуют ряд конкретных структурных характеристик образца почерка (например, форму и размер букв), чтобы сделать выводы о писателе. Графологи обычно настаивают на том, что образец должен быть спонтанным, и что образцы почерка, включающие копирование текста из книги или написание отрывка из памяти, не дадут правильного прочтения.Графологи часто запрашивают краткий автобиографический очерк или какое-то другое самоописание (Бен-Шахар, 1989; Бен-Шахар и др., 1986).

Хотя есть некоторые свидетельства временной стабильности и согласия между экспертами в графологическом анализе (Tziner, Chantale, and Cusson, 1993), доказательства относительно достоверности в лучшем случае ограничены. Графологи утверждают, что их оценки и оценки являются результатом только тщательного изучения особенностей букв, слов и строк в образце и не зависят от содержания или качества образца письма (например,г., беглость, четкость выражения). Это утверждение ставится под сомнение по двум линиям доказательств. Во-первых, когда одни и те же биографические отрывки исследуются графологами и другими аналитиками, их оценки отдельных испытуемых обычно совпадают, и графологи не более точны в своих оценках, чем другие аналитики (Ben-Shakhar et al., 1986; Ben-Shakhar , 1989). Действительно, прогнозы, основанные исключительно на содержании образцов письма с использованием простой невзвешенной линейной модели, основанной на информации из отрывков, были более точными, чем прогнозы, полученные от профессиональных графологов (Ben-Shakhar et al., 1986). Во-вторых, когда содержание отрывков не является биографическим по своей природе (например, бессмысленный текст или текст, скопированный из какого-либо стандартного источника), графологи редко делают достоверные прогнозы. Эти данные убедительно свидетельствуют о том, что графологические особенности письма не увеличивают способность оценивать писателя.

Имеющиеся данные также ставят под сомнение способность графологов давать даже самые общие оценки людей более точно, чем другие, используя те же материалы (Ben-Shakhar, 1989; Jansen, 1973; Murphy, 1993; Neter and Ben-Shakhar, 1989). ; Рафаэли, Климоски, 1983).Это исследование предполагает, что оценка конкретных характеристик, таких как честность и порядочность, с помощью графологии не будет успешной. Практически нет эмпирических исследований, которые бы адекватно оценивали точность конкретных оценок, сделанных графологами (например, оценки честности кандидата), но, учитывая в целом удручающую репутацию графологов в создании глобальных прогнозов, есть очень мало причин для полагают, что их более конкретные прогнозы будут лучше.

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.